Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ГРАНИЦЫ РУШАТСЯ, СТОЛИЦА ВОЗВРАЩАЕТСЯ

Раздались аплодисменты. Это еще больше ободрило меня. Заявив, что для борьбы с фашизмом необходима четкая ан­тифашистская программа, ..я прочел программу создания Литовской Свободной Трудовой Республики, также вызвав­шую горячее одобрение и аплодисменты.

Но тут вскочила взволнованная Ф. Ворткявичене.

—        Изложенная здесь программа — это программа боль­
шевиков,— нервно выкрикивала она.— Я протестую против
предложений, проникнутых коммунистическим духом, кото­
рым заражен Палецкис?

Зал встревоженно гудел. Гринюс вполголоса повторял: «Какими силами? Где эти силы?»

Председательствующий Толюшис успокаивал разбуше­вавшуюся старушку Ворткявичене, призывая ее не горя­читься, поскольку, как он полагает, я говорил искренне, ис­ходя из собственных убеждений и озабоченности судьбой народа.

«ВЫ ДОЛЖНЫ УБРАТЬСЯ!»

Начало большого дня.Визит в полпредство СССР.«В свободный Вильнюс должна прийти свободная Литва!» Сметана уходит с балко­на...Сплоченными рядами.Дис­куссия с нейтралом в подвале.— Обыск и каторжная тюрьма.Уз­ники фашизма.— Друзьядимитравцы.

Утром 11 октября 1939 года я наверняка не думал, что начинается такой необычный день. Мысли мои были заняты важнейшим событием: как раз накануне в Москве был подписан договор о передаче Вильнюса Литве. Сбылась многолетняя мечта литовского на­рода! Жаль, что это не случилось на день раньше, 9 ок­тября, когда Литва обычно отмечала траурную годовщину потери древней столицы. Громадные заголовки утренних га­зет сообщали   радостную новость. Я возмущался   похвальбой органа таутининков «Летувос айдас», утверждавшего, что Вильнюс обретен лишь благодаря «мудрой политике вождя народа» Сметоны и его правительства. Было ясно, что таутининки постараются извлечь из возвращения Виль­нюса максимальную выгоду для поддержки своего режима.

В газетах сообщалось, что в полдень перед зданием Во­енного музея состоится манифестация в честь возвращения Вильнюса. Не мог я не подумать о том, что было бы гораздо правильнее провести манифестацию благодарности перед полпредством Советского Союза.

В это время ко мне пришла Мешкаускене. Она также ра­достно переживала возвращение Вильнюса. Разговор у нас зашел о том, как лучше использовать это событие для ан­тифашистской борьбы. Мешкаускене, выполняя указание ЦК КП Литвы, предложила мне, как вицепредседателю Ли­товского общества по изучению культуры народов СССР, выступить перед микрофоном на митинге у Военного музея. Я должен был, подчеркнув .благородный шаг Советского Союза, призвать демонстрантов пойти к советскому пол­предству и передать благодарность правительству СССР, ибо националистические главари Союза освобождения Вильню­са этого не сделают.

Мешкаускене добавила, что среди демонстрантов будет немало людей, которые меня поддержат, и ушла: ей надо было предупредить  других товарищей.

Теперь я знал, что нужно делать. Мысли роем кружи­лись в голове. Естественно, захотелось связать свое предсто­ящее выступление с программой создания новой Литвы. Но дадут ли слово мне, противнику правительства таути­нинков? Единственное, на что я надеялся,— это на свое лич­ное знакомство с некоторыми организаторами манифеста­ции. Хотя порядок выступлений заранее подготовлен и со­гласован, я все равно пробьюсь к микрофону, надо только попасть на трибуну, думал я. Всетаки устроителям будет неудобно лишить слова представителя общества дружбы е Советским  Союзом.

Спешно готовлюсь направиться к Военному музею, но вдруг появляется Шмулькштис.

— Председатель КревеМицкявичюс болен,— торопливо объясняет он,— поэтому вы, как вицепредседатель литов­скосоветского общества, должны вместо него нанести визит полпреду Советского Союза, чтобы выразить благодарность за передачу Вильнюса  Литве. Отказываюсь, объясняю, но Шмулькштис заверяет, что я еще успею  и на митинг.