Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ГРАНИЦЫ РУШАТСЯ, СТОЛИЦА ВОЗВРАЩАЕТСЯ

Впоследствии нам и самим довелось пережить немало воздушных тревог, слышать вой падающих с неба бомб, ви­деть взрывы. Но это «Увага! Надходзи!» навсегда запом­нилось как первый вопль ужаса в начавшейся войне.

Помню, 3 сентября я выступал в местечке Раудондварис на учредительном собрании инициаторов местного отдела Союза Родины, созданного после потери Клайпеды.

— Серьезная опасность проявляется уже не только в раз­говорах,— война приблизилась к границам Литвы,— гово­рил я.— Все демократические, инстинно патриотические си­лы республики должны сплотиться для борьбы за коренные изменения, за свержение фашистского режима.

В то утро пришло известие о вступлении Англии и Фран­ции в войну с Германией. Об этом я и сообщил собравшимся как о факте перерастания войны из локальной во всеобщую, мировую.

Война катилась стремительной лавиной — на польской земле осуществлялся гитлеровский «блицкриг». Вскоре нем­цы подошли к Варшаве, но упорная решимость поляков обо­ронять свою столицу задержала их. По варшавскому радио звучали боевые кличи, призывы умереть, но не сдаваться. Жителей окруженного города убеждали не бояться танков, учили уничтожать бронемашины бутылками с горючей сме­сью. Газеты пестрели сообщениями о геройских оборони­тельных боях польского войска, о горстке польских солдат, осажденных в Вестерплатском форту под Гдыней, которые отбивались до последнего, о безумных атаках кавалерии на гитлеровские танки, о бегстве в Румынию польских прави­телей во главе с маршалом РыдзСмиглым, президентом Мосцицким, министром иностранных дел Беком...

И вдруг — новое сообщение... 17 сентября Красная Ар­мия перешла границу и взяла под защиту население Запад­ной Украины и Западной Белоруссии. Вскоре пришла взвол­новавшая всех нас весть о вступлении Красной Армии в Вильнюс.

В те дни я все свободное время сидел у радиоприемника. Последнее, что услышал из панского Вильнюса,— обращен­ный к божьей матери истошный молебен в какомто костеле: «К твоей защите прибегаем...» Пели мужчины и женщины. На том и закончился девятнадцатилетний период в истории Вильнюса, начавшийся вероломным набегом генерала Желиговского.

Через границу в Литву переходили тысячи польских бе­женцев: буржуа, офицеры, солдаты. Реакционеры, ;отъявленные шовинисты, которые рьяно душили, уничтожали все литовское, теперь искали в Литве убежища и спасения. Рас­сказывали, что некоторые польские офицеры в ответ на предложение сдать оружие перед интернированием прямо на границе пускали себе в лоб пулю.

Война шла рядом, под боком. На литовскую землю пада­ли пылающие самолеты воюющих стран. Разбитые, рассеян­ные остатки польской армии переходили литовскую грани­цу, где их разоружали и пересылали в специальные лагеря для интернированных. Старой Польши уже не было — соб­ственно польскую территорию оккупировали немцы. Совет­ский Союз освободил Западную Украину и Западную Бело­руссию, насильственно отторгнутые лигионерами Пилсудского в 1919—1920 годах. После девятнадцатилетнего пере­рыва Литва вновь стала непосредственным соседом Совет­ского Союза.

Литовские политики всполошились. Совещания и собра­ния разных партий следовали одно за другим, В деревянном домике, стоявшем во дворе типографии «Варпас», на квар­тире Борткявичене собрались руководители ляудининков, а также представители социалдемократов и христианских демократов. Помню, присутствовали Борткявичене, Толюшис, Шмулькштис, Лашас, Гринюс, Парамскас, министр сельского хозяйства Й. Крикщюнас, министр юстиции А. Тамошайтис. Не явился заболевший Слежявичюс. Христиан­ских демократов представляли Делининкайтис и Пакгдтас, социалдемократов — С. Кайрис.

До начала совещания, пока не было чужих, Толюшис сказал, что в Каунасе объявился литовский посол в Герма­нии К. Шкирпа, прибывший с какимито предложениями от Гитлера. Лидер ляудининков Слежявичюс, со слов которого это известие было передано, с возмущением называл Шкирпу настоящим гитлеровским агентом, ибо тот утверждал, что единственное спасение для Литвы — тесный контакт с Гер­манией, принятие германского протектората. Гораздо поз­же мы узнали, что Шкирпа в самом начале войны горячо и настойчиво советовал президенту Сметане, воспользовав­шись создавшимся положением, занять Вильнюс.