Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ПОЕЗДКА В БУДУЩЕЕ

Для иностранцев главная особенность советского парла­мента — отсутствие оппозиции. Если кто из зала или из пре­зидиума и подавал реплику, то благожелательную для ора­тора, еще ярче подчеркивающую мысль. Однако казалось, что происходит дискуссия с какойто невидимой оппозицией, Это была полемика с необъективными или прямо враждеб­ными голосами иностранной печати, иностранных экономи­стов и политиков, которые пытались оспаривать достижения пятилетки, клеветали на советский строй и советскую дейст­вительность.

Особенно в этом изощрялась печать белогвардейской эми­грации, которая была еще довольно многочисленной и силь­ной. Все еще питая надежду на свержение или перерождение Советской власти и реставрацию буржуазнокапиталистиче­ского строя, эмигранты настойчиво искали аргументов для поддержания этих надежд. В каждом недостатке и просчете, в каждом затруднении и прорыве они стремились увидеть симптом провала и катастрофы, которые должны привести к крушению Советской власти.

Подобные настроения были типичны для большинства иностранных журналистов, среди которых мне приходилось вращаться. Тот же Берсон при каждом случае излагал свои пророчества о крушении советского строя в результате воен­ного переворота или постепенного перерождения. Как раз в тот же день, 13 января, «Правда» в статье «Кельнер Юст» воздавала по заслугам немецкому корреспонденту за иска­жение советской действительности. Когда Рабинавичюс на­помнил Юету о статье, он с улыбкой сказал:

— Я еще довольно молодой человек и могу гордиться, что так скоро прославился.

Об этих скептиках и буржуазных критиках я вспоминал, слушая речи членов ВЦИК. Лишь некоторые из них прямо обращались к заграничным неверам и хулителям. Большин­ство приводили факты, которые были лучшим ответом неви­димым оппозиционерам. Часто в речах звучал популярный тогда лозунг: «Нет таких крепостей, которых не могут взять

большевики!»

С еще большим интересом шел я на открытие сессии ЦИК — Центрального  Исполнительного  Комитета  

23 января. Иностранных журналистов волновал вопрос: при­дет ли Сталин? И мне было интересно увидеть его и других руководителей Советской страны. Соседи помогли мне уз­нать появившихся один за другим за столом президиума деятелей. Вот секретарь ЦИК Енукидзе. Садится за стол Мо­лотов, входят Ворошилов, Рудзутак, Петровский, Постышев. С. папироской в руках то к одному, то к другому подходит Куйбышев, Посередине садится Калинин.

Вдруг гдето прозвучали хлопки, а вскоре аплодирует весь зал: появился Сталин. В президиуме небольшое заме­шательство. Сталин хочет сесть во втором ряду, но Калинин и другие приглашают его занять место в первом ряду за сто­лом. Когда Сталин выходит вперед, все делегаты встают и долго аплодируют.

Во всех ложах появление Сталина вызывает оживление. Журналисты и дипломаты редко видят его. На дипломатиче­ских приемах он не появляется. За исключением Эмиля Людвига, американца Кемпбеля и еще одногодвух, никто из иностранных журналистов Сталина вблизи не видел. Кстати, в последнем номере журнала «Большевик» Сталин назвал Кемпбеля свиньей за искажение его высказываний.

Насколько популярно имя Сталина, настолько же его личность остается для иностранных журналистов таинствен­ной. Противоречивы и мнения о роли Сталина. Одни утвер­ждают, что он всемогущий руководитель и его слово ре­шающее в Политбюро ЦК. Другие уверяют, что Сталин лишь олицетворяет руководство, его имя популяризируется как символ генеральной линии и единства партии. Это единство достигнуто в долгой и упорной борьбе против троцкизма, про­тив левых загибщиков, правых уклонистов и других откло­нений от генеральной линии партии, выработанной под ру­ководством Сталина.

Сессию ЦИК также открыл Калинин. Он напомнил, что недавно, 30 декабря 1932 года, минуло десять лет со дня объединения советских республик в СССР. Слушая Калини­на, я припомнил, что десять лет назад за границей мало внимания обратили на это событие. В газетах както неза­метно промелькнуло сообщение о замене названия РСФСР на СССР. Только белогвардейские газеты подняли вой — мол, само название России большевики ликвидировали!