Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ПРЫЖОК В ТЕМНОТУ

Только про­снувшись, он рассказал о разгоне сейма...

Утром 17 декабря положение оставалось неясным. Каза­лось невероятным, что не найдутся силы, которые стали бы на защиту правительства. Но намерено ли защищаться пра­вительство или оно капитулирует?

Уже в это утро стало известно, что против заговорщиков был направлен отряд военной полиции. Едва не возникла пе­рестрелка, но дело окончилось переговорами, и отряд вер­нулся в казармы. Согласно другим сведениям, начальник штаба полковник К. Шкирпа, узнав о перевороте, спешно уехал из Каунаса в сторону Мариамполе, где стоял верный правительству полк под командованием полковникалейте­нанта В. Виткаускаса. Но Шкирпа был задержан и возвра­щен в Каунас. Стало известно, что арестованные члены пра­вительства находятся в генеральном штабе, президент Гри­нюс охраняется в президентском дворце. Ставший военным диктатором Плехавичюе разослал всем воинским соедине­ниям телефонограмму от имени Временного правительства, в которой требовал беспрекословного подчинения и прика­зывал немедленно арестовать «большевистских агентов».

Едва я появился в ЭЛЬТЕ, стали раздаваться звонки. Ре­дакторы газет, а особенно иностранные корреспонденты требозали новостей и официального сообщения о событиях. За границей распространялись самые невероятные слухи. В радиоеообщениях говорилось о кровопролитных боях на Зеле­ной горе в Каунасе между повстанцами и правительствен­ными войсками, о диктаторе Плехавичюсе, который грозит расстрелять членов правительства, о полках, направляю­щихся из провинции в Каунас для поддержки правитель­ства.... Одна за другой приходили телеграммы от различных телеграфных агентств с запросами о событиях.

Сообщая об этом директору политического департамента Еалутису, я убедил его в необходимости передать официаль­ное сообщение. Балутис рассказал, что вгенеральном штабе происходят переговоры о «легализации переворота» и пере­даче власти новому правительству, что во главе нового резкима будет стоять Сметона, которому военные доверяют верховную власть.

Тут же Балутис позвонил в генеральный штаб и попросил подготовить официальное сообщение для передачи ЭЛЬТОЙ га границу во избежание кривотолков о хаосе, которые мо­гут быть использованы во вред Литве. Он говорил категори­чески и сердито, видимо, встретив возражения или нежела­ние заниматься такими делами.


 

Игнас Палецкис — отец.

— Переворот переворотом, но порядок должен быть! — довольно резко сказал Балутис и добился обещания при­слать текст официального сообщения.

Я решил пройтись по городу. Знакомые, которых я встре­тил, рассказывали известные и неизвестные мне новости. Особенно упорно говорили о полке в Мариамполе и артилле­рийском соединении в Кедайняе, которые собирались дви­нуться или уже двинулись на Каунас против заговорщиков. Около здания, в котором размещались министерство обороны и генеральный штаб, стояли два броневика, входили и вы­ходили офицеры, генералы. Такое же оживление царило и около комендатуры. Более чем неприятной была новость, что теперь комендантом стал ГригалюнасТловацкис, еще не­давно возбуждавший против меня судебное дело.

Хотелось зайти в редакцию «Летувое жинёс», но там стояла военная стража. Газеты в этот день не вышли. Про­ходя мимо почты, вдруг решил послать телеграмму аресто­ванному Гринюсу. Если бы не переворот, здесь, вероятно, стояла бы длинная очередь посылающих поздравительные телеграммы президенту в связи с его 60летием. А теперь на меня посмотрели как на рехнувшегося...

Ночь прошла спокойно. Полки из провинции так и не по­явились. Только в ЭЛЬТЕ принимали все новые радиосооб­щения, полные самых фантастических измышлений о бар­рикадах и упорных боях в Каунасе. Лишь поздно вечером ЭЛЬТА послала во все телеграфные агентства официальную информацию о событиях. В ней говорилось о военном пере­вороте, который возглавили полковник Скорупскис и майор Плехавичюс, и о переговорах об образовании нового прави­тельства.