Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ПОЕЗДКА В БУДУЩЕЕ

Здесь они извлечены наружу, написаны на плакатах, звучат в речах, высвечива­ются на экранах, красуются на стенах, высечены на памят­никах. Одно из таких изречений гласит: «Колесо истории движется ужасно медленно, и надо его подталкивать» (Же­лябов).

Темпы жизни и работы в СССР и являются таким подтал­киванием. Но не сизифова ли работа, не фантазия ли под­талкивание колеса истории? — такой кажется проблема темпоз. Однако горе тому, кто попадает под колесо этих темпов и считает насилование истории тщетным трудом.

Патриоты каждого города имеют чем похвалиться перед приезжими, особенно перед иностранцами. О чем говорят с особой гордостью москвичи? Одни с энтузиазмом рассказы­вают о Красной площади и Кремле, другие указывают на огромный парк культуры и отдыха, на планетарий, стадион «Динамо», множество домов культуры, третьи говорят о не­обычном росте промышленности и называют новые гигант­ские заводы. Но более всего москвичи гордятся будущим.

Много раз приходилось слышать, с каким энтузиазмом описываются грандиозные проекты реконструкции Москвы, согласно которым она станет самым образцовым городом, превзойдет все столицы мира. Это характерно и для всего Со­ветского Союза, где все помыслы и надежды направлены на будущее.

Москвичи имели основание похвалиться и тем, что уже сделано. За последние годы десятки километров улиц обрели ровное покрытие взамен старого булыжника. Одна Москва теперь производит электричества больше, чем вся царская Россия до 1914 года. Расширяется сеть теплофикации. Более полумиллиона москвичей получили квартиры в новых до­мах. Крупнейшие новостройки — «Дом правительства» за Москвойрекой и дом «Моссельпрома» у Арбатской площа­ди. Рассказывают о 50 новых фабриках и заводах, о проекте 120километрового канала Москва — Волга, о строящемся метро.

Целые дни ходил я по Москве то один, то вместе с Дварионасом, то с работницей ВОКС Рамбах, нашим гидом. Из своих записей вижу, как подробно и с каким интересом ос­матривал я экспонаты Третьяковской галереи, музеев Ле­нина, Революции, Исторического и многих других. Особенно интересовался событиями, связанными со свержением цари­зма, с Октябрьской революцией, гражданской войной.

Много времени я провел в антирелигиозном музее в быв­шем Страстном монастыре, напротив памятника Пушкину. Здесь я увидел образец действенного разоблачения религи­озной лжи, опутывающей людей, тормозящей развитие про­гресса, такой характерной и для Литвы. Наибольшее впечат­ление произвели фотографии, на которых были изображены русские попы и немецкие пасторы, во имя того же бога бла­гословляющие солдат, которых посылают убивать друг друга. Навсегда запомнилось знаменитое изречение Маркса, выписанное здесь на плакате: «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его».

— Красная площадь — одна из прекраснейших площа­дей мира,— говорил нам перед отъездом из Каунаса секре­тарь полпредства СССР А. Фехнер.

Уже в первый вечер после концерта мы с Дварионасом поспешили на Красную площадь. И сразу признали справед­ливость слов о ее красоте. В память врезались величест­венные стены Кремля, силуэты башен и фантастический девятиглавый храм Василия Блаженного на фоне ночного неба.

 


Много раз приходили мы на Красную площадь, любова­лись великолепным видом Кремля с Каменного моста. Мы видели не только прекрасные архитектурные ансамбли, но и читали летопись эпох, событий, свидетелями которых были эти древние стены, башни и дворцы. Мы включились в длин­ную вереницу советских людей, в зимнюю стужу терпеливо ожидавших своей очереди попасть в Мавзолей, где вечным сном почивает простой и великий Человек, подлинный Про­метей, огнем своего сердца и ума зажегший светоч Свободы для трудящихся, для тех, кто веками был самым обездо­ленным. Прошли и мимо кремлевской стены, где покоятся борцы и герои революции — Свердлов, Фрунзе, Дзержин­ский. В кремлевской стене — Красин, Цюрупа,.. Впервые здесь я узнал имя американца Джона Рида, услышал о его книге «Десять дней, которые потрясли мир».