Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ПОЕЗДКА В БУДУЩЕЕ

Хотя мы и посмеивались над этими предупреждениями, всетаки они вселяли в наши души некоторые сомнения. А когда мы встретили не воображаемых, а настоящих совет­ских граждан, в их стране, когда стали с ними разговари­вать, отпала всякая настороженность.

После Бигоеова Дварионас задремал, но я, по обыкнове­нию, не мог заснуть. Полежав немного, вышел в коридор и долго смотрел в окно, за которым в ночной темноте видне­лась заснеженная Россия. На станциях и полустанках тол­пились русские крестьяне в овчинных тулупах или полушуб­ках. Я вспомнил рассказ русских плотовщиков, приведен­ный в одной рижской газете в середине двадцатых годов.

На вопрос корреспондента о том, как живется при Совет­ской власти, плотовщики ответили:

—        Понашему, помужицки, говоря, живется так, как
мужикуновоселу или 1срестьянину, который отстраивается
после пожара. Ведь мы, советские люди, строим новый дом —:
дом социализма, какого еще никто не строил. Строим са­
ми, своими руками.

Когда корреспондент сказал, что, судя по одежде, они живутто плохо, плотовщики ответили:

—        А вам приходилось видеть, как бедняк строит себе
дом? Он и недоест, и в рваном зипунишке походит, пока дом
построит, пока хозяйством обзаведется. После этого он уже
может и приодеться получше, и жене хорошее платье спра­
вить. Кто же при малом достатке на одежду и на удовольст­
вия много тратит, тот дома не построит. Так и мы — строя
свой всенародный социалистический дом, беремся за глав­
ное, а принарядиться успеем потом. Если хорошо будем ра­
ботать, хорошо строить, то и жить будем хорошо.

Думая о том, что происходит в Советской стране, я часто вспоминал об этих простых словах плотовщиков, многое разъяснявших образно и понятно.

Вспомнился мне один эпизод. Это было в городе Шилуте. Туда я приехал на открытие нового здания гимназии. После торжественной части ко мне подошел директор гимназии Тонас и сказал:

Знаете, я был постоянным подписчиком вашего жур­нала, а в этом году больше не выписываю.

Что же случилось? — удивился я.

А то, что не хочу читать большевистскую пропаганду.


Где же вы увидели эту пропаганду?

Как где? А статья о советской пятилетке в «Науяс жодис» — разве не пропаганда? Конечно, это обман, брехня. Все пишут о полном провале планов пятилетки, а вы рекла­мируете большевистские планы, вводите в заблуждение.

При чем тут пропаганда и заблуждение? Ведь пяти­летний план — это неоспоримый факт, о котором весь мир знает. Одни верят, что он будет выполнен, другие не верят, а как будет, поживем — увидим,— возразил я.

Я знал, что господин Тонас связан с организацией таутининков, спорить с ним было бесполезно. Таких твердолобых зубров реакции не переубедить. Совсем другое отношение к советской пятилетке было у друзей Советской страны. Они с энтузиазмом воспринимали каждую весть об успехах вы­полнения гигантских задач.

И вот я еду по советской земле как раз в те дни, когда выполняется удивительный лозунг «Пятилетку в четыре года!». Вот он, ответ всем господам Тонасам и Фомам неве­рующим!

Подъезжаем к большой станции. Это Смоленск. Напро­тив окна вагона продуктовый магазин. Деревенского вида женщина флегматично развешивает полбуханки хлеба и ссыпает сахар в небольшие бумажные сверточки. К окош­ку подходит одиндругой из толпы, получает хлеб и порцию сахара. Спрашиваю только что вошедшего гражданина:

Дорогой здесь хлеб?

Хлебто недорогой, но не так просто его получить. Тут специальный распределитель продуктов для железно­дорожников и новобранцев.