Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ПРЫЖОК В ТЕМНОТУ

В подтверждение клятвы он целует крест и евангелие...

После этой церемонии Сметона направляется в находя­щийся рядом дворец президента. Его окружают офицеры, которые ночным переворотом смели буржуазнодемократи­ческий строй и передали власть Сметоне и его группе таутининков. Эта группа в сейме имела только трех депутатов...

В президентском дворце Сметону встретил Гринюе и «пе­редал ему кормило власти», как торжественно писала офи­циальная газета «Летува». После этого Сметона поехал в ге­неральный штаб. Собравшимся там офицерам он не преми­нул напомнить о своих заслугах как первого президента в 1919—1920 годах и подчеркнуть роль армии, с которой вме­сте он будет «писать новую страницу истории».

Рожденная при помощи грубого насилия и обмана, власть фашистов и клерикалов начала писать  новую страницу истории террором и кровью. Комендант ГригалюнасГловацкис ввел целый ряд запретов, грозя за их наруше­ние военнополевым судом. Первыми актами нового прави­тельства и президента опять введено военное положение, граждане лишены прав, гарантированных конституцией.

Уже в первые часы после переворота начались аресты коммунистов. Утром 17 декабря схватили секретаря ЦК КП Литвы Каролиса Пожелу, а также видных коммунистов Ю. Грейфенбергериса, П. Гловацкаса, Л. Адомаускаса, Ф. Абрамавичюса, К. Гедриса, Е. Вицаса, Р. Чарнаса... За короткое время было арестовано несколько сот коммунистов.

После переворота немедленно вернулся бывший при хадеках начальник политической полиции А. Рачис. Этот держи­морда, прославившийся как организатор провокаций и пы­ток, после выборов и поражения хадеков убежал в Герма­нию, а теперь принялся за старое ремесло.

Сообщая в печати об арестах, Рачис утверждал, будто найдены документы, свидетельствующие о подготовке ком­мунистами вооруженного восстания. Это требовалось для оправдания фашистского переворота. Газеты помещали со­общения, что многие коммунисты, а также некоторые со­циалдемократы бежали за границу.

Тяжело было на душе у всех, кто надеялся, что после вы.боров выброшенные из правительственного кресла хадеки и другие реакционеры не смогут опять сесть народу на шею.

—        Эх, вы, наивные политики! — восклицал знакомый
студент Б. Каждайлис, когда мы в кругу _друзей обсуждали
события.— Буржуазия играет в демократию и парламента­
ризм, если это ее устраивает. А вот как только реакционе­
ров выбросили по всем правилам в дверь, они безо всяких
правил влезли в окно... Теперь уже ни демократии, ни пар­
ламентаризма, ни законности не надо.

Каросас рассказал о «трогательной» сцене в сейме. После церемонии присяги к Сметоне подскочил активнейший ли­дер хадеков ксендз Крупавичюс и крепко пожал ему руку. .Тут же подошел Вольдемарас и сжал обе соединенные руки, как бы скрепляя союз недавно еще враждовавших хадеков и .таутининков, теперь поделивших власть.

—        Вот так поделили! — иронически заметил Каждай­
лис.— Таутининки взяли себе петуха, хадекам же отдали
перья. А те радуются, что захватили руководство сеймом,
воспользовавшись отсутствием депутатов бывших правитель­
ственных фракций. Таутининкам не жаль   пустого мешка, каким стал  сейм.  Сами  они  крепко  забрали  в  свои руки реальную власть.

Но хадеки могут сговориться с ляудининками, создать коалицию и свергнуть таутининков, если повздорят с ни­ми,— заметил Каросас.

Нет, брат, Сметону не проведешь,— ответил Каждайлис.— Раз до власти добрался, теперь его и дубинкой не выгонишь. Кто пришел к власти путем переворота, тому только два выхода — или власть иметь, или на виселице висеть. Хороший урок Сметона получил в двадцатом году, когда на выборах его партия не добилась ни одного места и он должен был уйти с поста президента. Нет, теперь ника­кими коалициями его не свергнуть!

Каросас рассказал о событиях в Кедайняе, где артилле­рийский полк, поднятый прогрессивными офицерами, 17 де­кабря со всеми орудиями действительно двинулся на Кау­нас. Но по дороге вернувшийся из Каунаса командир полка сообщил, что правительство Слежявичюса капитулировало, защищать уже некого. Полк вернулся в Кедайняй, где вскоре было арестовано много прогрессивно настроенных солдат и офицеров.