Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ПОД ВЛАСТЬЮ ФАШИСТСКОЙ ДИКТАТУРЫ Взрыв в редакции.— Неудавшийся контрпереворот.— Агония сейма.— Восстание в Таураге.— Конгресс эмигрантов.— Теория наименьшего зла.— Диалог в Женеве.— По зарос­шей дороге в Вильнюс.— Пилсудский перед легионерами.— «На Лит­ву, на Ковно!»

Был провозглашен такой принцип: земля для тех, кто может хозяйствовать без помощи государства. Это означало, что преимущественное право на землю получают богачи, которые могут для ее обработки нанимать батраков; новосе­лам, получившим землю в процессе проведения земельной реформы, предоставляется право ее продать, передать в «бо­лее крепкие руки», а самим вновь стать батраками у кула­ков и помещиков.

«Заговор Паяуйиса» создал возможность правительству широко применить репрессии против оппозиции. Новые сотни антифашистов были брошены в тюрьмы и в концен­трационный лагерь в Варняе. Ю. Паяуйис, старший лейте­нант Э. Торнау и унтерофицер Ю. Жемайтис, возглавлявшие заговор, были приговорены к расстрелу, который после по­дачи ими прошений о помиловании был заменен каторгой. А после новых ходатайств через два года их амнистировали.

Особенностью литовской разновидности фашизма было то, что вначале могли действовать и другие политические партии и примыкающие к ним общественные организации. Правда, их деятельность была строго регламентирована, они находились под контролем полиции. Выходила и партийная печать, но под жесткой военной цензурой.

Попрежнему запрещенной оставалась Коммунистиче­ская партия, принадлежность к которой каралась восемью годами каторжных работ. Если же коммунистов судили за активные действия против режима, например за распростра­нение нелегальной печати, суд применял самое суровое на­казание, вплоть до расстрела.

Руководство ляудининков все более вовлекало меня в ак­тивную общественную деятельность. В 1927 году я вступил в близкий этой партии Союз молодежи Литвы и на его съезде был избран председателем. Это дало мне более широ­кую возможность развивать антифашистскую борьбу, соче­тая легальную деятельность с нелегальной.

Вскоре после дела Паяуйиса и роспуска сейма я вновь поехал в Ригу. Там в начале мая получил письмо от Балутиса, в котором он, исходя из создавшегося положения, пред­лагал мне подать заявление об отставке с поста директора ЭЛЬТЫ. Возвратившись в Каунас, я вручил Балутису такое заявление и был немедленно освобожден.

Безработным оставался недолго, ибо получил предложе­ние стать каунасским корреспондентом самой крупной ла­тышской газеты «Яунакас зиняс» («Новости»), выходившей в Риге. Это меня тем более устраивало, что создавалась но­вая возможность поддерживать связь с Ригой, продолжать работу по выпуску и распространению газеты «Ляудес балсас» и других антифашистских изданий. В Латвии все еще существовал буржуазнодемократический строй, парламент, и в своих корреспонденциях, сообщениях по телефону я мог передавать те сведения и материалы, которые цензура не пропускала в литовских газетах. Моей обязанностью было писать о всех важнейших новостях литовской жизни, но с особым удовольствием и страстностью я передавал разобла­чительные  материалы  против  фашистского  режима  и  его руководителей. Нередко номера  «Яунакас зиняс»  с такой информацией литовская цензура запрещала распространять в Литве, конфисковывала. Но зато эти сведения попадали в мировую прогрессивную  печать,  способствовали освеще­нию положения в Литве.

Газета «Яунакас зиняс» была коммерческой газетой, и редакцию в первую очередь интересовала быстрота, актуаль­ность и сенсационность информации. Как самая распростра­ненная газета не только в Латвии, но и во всей Прибалтике — ее тираж достигал 200 тысяч экземпляров,— она стремилась угождать вкусам читателей, а политически придерживалась либеральнодемократического направления. Стоя на пози­циях буржуазнодемократического парламентаризма, зная демократические настроения народных масс Латвии, редак­ция осуждала переворот в Литве. Это устраивало меня и да­вало возможность в корреспонденциях проводить антифаши­стские взгляды.

Посетив редакцию газеты во время ближайшей поездки в Ригу, я познакомился с главным редактором Я. Беньямином и с членами редакции. Уже тогда можно было убедить­ся, что несколько редакторов и сотрудников являются ан­тифашистами. Если главный редактор больше говорил об объективности, быстроте и актуальности, то эти работники поощряли мою политическую позицию.

—        Крой же этих головорезов без сожаления, у нас все
честные люди возмущены Действиями фашистской шайки,—
говорил мне в сердечной беседе член редакции Грузевскис.

 

маленький свободный народец скачать fb2