Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ПОД ВЛАСТЬЮ ФАШИСТСКОЙ ДИКТАТУРЫ Взрыв в редакции.— Неудавшийся контрпереворот.— Агония сейма.— Восстание в Таураге.— Конгресс эмигрантов.— Теория наименьшего зла.— Диалог в Женеве.— По зарос­шей дороге в Вильнюс.— Пилсудский перед легионерами.— «На Лит­ву, на Ковно!»

Поэтому он, как представитель партии социалистовреволюционеров максималистов, заяв­ляет, что эта партия не несет ответственности за ход кон­гресса и его решения.

Уже во время выступления К. Боруты послышались воз­ражения и крики. А речь моего преемника, председателя молодежного общества «Рута» Б. Паулюкявичюса, поддер­живавшего связь с ЦК КП Литвы, вызвала целую бурю. Он сказал, что подлинные борцы за свободу Литвы расстреляны или заключены в тюрьмы и концентрационный лагерь, а здесь собрались только политические спекулянты. Паулюкявичюс заявил протест, назвал конгресс попыткой фаль­сифицировать позицию революционных эмигрантов, стре­мящихся к подлинной свободе литовского народа.

С криками «Вон!», «Коммунист!», «Провокатор!», «До­лой его!» на оратора набросились ярые приверженцы Плечкайтиса. В защиту Паулюкявичюса встали некоторые его сторонники и эсеры. Началась свалка. Вмешалась группа юношей из организации латвийской социалистической мо­лодежи, приглашенная наблюдать за порядком. Паулюкяви­чюса и его защитников вытолкали за дверь. Все остальные сторонники Паулюкявичюса и эсеры в знак протеста поки­нули конгресс. Член правления общества «Рута» Матайтис поспешил выступить с заявлением, что Паулюкявичюс,, вы­сказавший крайне левые взгляды, не отражал мнения боль­шинства членов этого общества.

Следующий день конгресса начался спокойно. Были за­слушаны доклады ляудининка Мицкуса и социалдемокра­та Викониса о положении в Литве. В большом докладе Плечкайтис призывал сплотить все силы и использовать все возможности для достижения основной цели — свержения фашистского режима и восстановления демократического парламентарного строя. В этом духе была составлена и резо­люция о внутреннем положении. Констатировалось, что ны­нешний режим толкает Литву в пропасть как в экономиче­ском, так и в культурном отношении, а единственное средство освободиться от этого режима — вооруженное восста­ние. Никто против этой резолюции не возражал.

Зато резолюция по вопросу о внешней политике вызвала бурные споры и привела к драматическим результатам. В предложенной группой Плечкайтиса резолюции говори­лось, что новая демократическая Литва должна покончить с политикой правительства Вольдемараса по отношению к соседним странам и народам. Дружественные отношения следует установить со всеми государствами, не исключая и Польши; вопрос о Вильнюсе не может быть для этого препятствием. Хорошие отношения необходимы с Германи­ей, для чего клайпедским немцам следует предоставить широкие права. Необходимо сближение и с Советским Союзом.

Если против Германии и СССР никаких возражений не было, то относительно Польши возникла • острая полемика. Впечатление внезапно грянувшего грома произвели разобла­чения, с которыми выступил Виконис. Он сообщил, что Поль­ша стремится повлиять на решения конгресса. Виконис рас­сказал о своем разговоре с польским послом в Риге Лукасевичем, который от имени своего правительства заявил, что конгресс литовских эмигрантов в Риге должен окончательно решить вопрос о Вильнюсе. Если конгресс признает в этом вопросе существующее положение границ, то Польша под­держит литовских революционных эмигрантов не только морально, но и внушительными средствами. Крайне взвол­нованный Виконис, ударяя кулаком по кафедре, со слезами в глазах, бросил вопрос группе Плечкайтиса:

— Скажите после этого, не обосновано ли подозрение об иудиных грошах, за которые вы хотите получить помощь польских панов, признав за ними права на Вильнюс?

Опять разразился скандал. Называя Викониса то бур­жуем, то коммунистом, Плечкайтис и его сторонники броси­лись к нему, грозя физической расправой. Когда вспышка несколько улеглась, в защиту Викониса выступил Мицкус и другие ляудининки, которые отстаивали мнение, что пред­ложенная резолюция действительно односторонне признает претензии Польши на отказ Литвы от Вильнюса. Ляудинин­ки вместе с Виконисом предложили другую резолюцию, в которой тоже выражалось пожелание установить добросо­седские отношения с Польшей, но решение вопроса о Виль­нюсе оставлялось на усмотрение будущего демократического правительства Литвы по договоренности с Польшей.

Предвидя возможность раскола, Плечкайтис предложил провести фракционное совещание социалдемократов. Одна­ко оно ни к.чему не привело, а Виконис вместе с несколькими делегатамирижанами покинул совещание.