Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ЗАРЯ НАД ЛИТВОЙ

выступающим в защиту интересов народа; распуска­ются реакционные союзы и партии; строго будет соблюдать­ся принцип равенства граждан всех национальностей; на­мечаются широкие реформы в области здравоохранения и народного просвещения. Правительство решительно одоЖ брило дружескую встречу братской Красной Армии литовским народом и в свою очередь обещало принять немедлен­ные меры для оказания ей разносторонней помощи и содей­ствия.

В тот же день ЦК КП Литвы издал воззвание, в котором приветствовал создание Народного правительства, поднял вопрос об очистке государственного аппарата от шпионов, фашистских провокаторов и реакционеров, а также о конфи­скации имущества бежавших врагов литовского народа. Ком­мунистическая партия Литвы стала действовать легально с первых дней падения старого режима. После огромного ми­тинга трудящихся на площади Жалякальниса в Каунасе была оформлена легализация компартии Литвы. Документ об официальной регистрации КП Литвы был подписан 25 июня 1940 года. На следующий день вышел орган ЦК КП Литвы газета «Тиеса» с соответствующим сообщением. Ком­мунистический Союз Молодежи Литвы был легализован официально 28 июня 1940 года.

Сейчас, много лет спустя, о событиях того времени писать уже легче. И все же, когда я вспоминаю о прошедших днях, меня снова охватывает волнение. Я испытывал тогда непри­вычное состояние, выполняя необычные для меня обязанно­сти, ощущал огромную ответственность. Говоря по совести, ноша была нелегкой. Каждый день требовал полной отдачи сил и огромного напряжения нервной системы. Заседания и совещания длились нередко до рассвета. Сон почти не прихо­дил. Все думалось о том, как пойдут события дальше. Не раз я пытался прздставить себе, какой будет жизнь через не­сколько десятилетий. Иногда хотелось даже заснуть и прос­нуться через четверть века, увидеть преображенное и счаст­ливое общество...

Эти мечты, какими бы наивными они ни показались ино­му читателю, перемежались постоянными делами, требовав­шими неотложного вмешательства. Нас радовала закружив­шаяся бурным вихрем новая жизнь Литвы. Люди огромны­ми толпами с красными флагами и плакатами, с революци­онными песнями и лозунгами вышли на улицы и площади. Никто им не мешал, хотя везде стояла старая полиция и еще действовали старые комендатуры. Возникали стихийные де­монстрации, трудящиеся приветствовали свою свободу, вы­ражали дружеские чувства братскому советскому народу, славили Коммунистическую партию. Сломался лед реакции, долго сковывавший жизнь литовского народа, прорвался дол­гожданный весенний поток. В Каунасе, Шяуляе, Паневежисе, Расейняе, Укмерге и Вильнюсе, везде, где были тюрьмы, вышли на свободу поли­тические заключенные. Их встречали цветами и поздравля­ли не только родственники, друзья и близкие, но и делега­ции рабочих, для которых вся фашистская Литва являлась тюрьмой. Вчерашние узники, верные борцы за дело трудо­вого народа, сразу же включились в созидание новой жизни. Совсем недавно, в начале июня, в бюллетене департамен­та безопасности извещалось об осуждении первого секретаря ЦК Коммунистической партии Литвы А. Снечкуса, а вскоре после 15 июня уже он сам подписывал документы как ди­ректор того же департамента. Из борцов за демократию, яро­стно преследовавшихся во времена фашистской власти, те­перь укомплектовывались новые кадры этого учреждения, готовые к охране нового государственного строя.

Как близких людей встречали повсюду советских воинов, представителей великой союзной державы. Сколько лет ре­акция всячески клеветала на СССР и пугала народ больше­виками. А, как оказалось, испугалась только она сама... Трудящиеся же видели в красноармейцах настоящих дру­зей. В окрестностях Каунаса мне часто приходилось наблю­дать советских воинов, общавшихся с местными жителями, которым они показывали фильмы, устраивали концерты и вечера. Много людей старшего поколения вспоминали о сво­ем участии в трех русских революциях и гражданской вой­не. Молодежь же и без воспоминаний, но тоже с энтузиаз­мом включилась в течение новой жизни.

Процесс демократизации шел и в литовской армии. Уже давно в ней росла неудовлетворенность старыми порядками. Передовое офицерство испытывало чувство позора за то, что ему приходится стоять на страже фашистского режима. Но немало оказалось и таких, которые после июньских событий сажали солдат на гауптвахту за выражение революционных настроений или участие в митингах. Однако никакие наказа­ния не могли помешать революционному созреванию армии в целом. После большой демонстрации солдат в Каунасе реорганизация старой армии в Народную армию пошла бы­стро и успешно. В этом процессе важную роль сыграл гене­рал В.