Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ВОЗВРАЩЕНИЕ

проклятьями разрывающих портреты Гитлера.

— Видите это здание? — сказал встречный гражданин, указывая на огромную Лукишкскую тюрьму.Там я про­вел почти целый год по обвинению в саботаже. К счастью, остался жив ведь людей убивали, как мух. Даже убегая из Вильнюса гитлеровцы успели расстрелять в тюрьме не­сколько десятков человек. А что творилось в еврейском гет­то _ об  этом страшно даже подумать...

Вечевом торжественное собрание состоялось в красивом уютном зале того же здания, в котором мы ночевали. (Впо­следствии оно стало мне таким знакомым — здесь поме­щался Президиум Верховного Совета Литовской ССР.) Не­большим был зал, скромным и само собрание. Вместилось не более 200 человек, которым пришлось стоять, чтобы сэкономить место. Окна в зале были без стекол, зеркало пробито пулей, следы осколков виднелись в потолке и сте

Н8.Х

Хотели провести собрание в более просторном зале, но военные предупредили, что все еще продолжается «мин­ный карантин». С первых дней освобождения Вильнюса са­перы стали проверять каждое здание миноискателями. На многих домах красовались надписи: «Проверено. Мин кет» Однако саперы продолжали работу, тем более что мины замедленного действия могли взорваться через 5—10, а то и больше дней после изгнания гитлеровцев.

Торжественное собрание открыл исполняющий обязан­ности председателя горисполкома М. Шумаускас. Затем вы­ступил первый секретарь ЦК КП(б) Литвы А. Снечкус, а после него говорил я. Во всех выступлениях красной нитью проходи та одна мысль: благодарность руководству партии и поавительства, славной Красной Армии, всем братским народам Советского Союза не только за освобождение от ок­купации но и за спасение литовского народа, которому гит­леровские захватчики несли полное уничтожение Это скромное торжество в честь 4и годовщины Советской Литвы, происходившее в небольшом зале у подножия горы Гедиминаса, осталось незабываемым эпизодом для всех его участников.

2 5 июля. Осаждают военные со всякими вопросами, обращаются как к Советской власти, но эта власть едваедва начинает создаваться. Армия продвигается вперед, освобождаются новые города и селения, а людей очень мало. Уборка урожая еще только начинается, а военные уже нуж­даются в зерне из поставок нового урожая.

В Москву улетели Снечкус, Гедвилас и некоторые народ­ные комиссары для обсуждения актуальнейших вопросов. Острая проблема со снабжением. В Вильнюсе только около 100 тонн зерна, которые будут распределены среди рабо­чих. Непременно нужна помощь зерном, пока оно поступит нз  поставок.

Ко мне пришел старый ксендз Дваранаускас, которого несколько дней тому назад встретил на улице. Сначала он расспрашивал об отношении Советской власти к религии и католической церкви, но потом сказал, что его главным об­разом интересует положение в Каунасе.

Нельзя ли ускорить взятие Каунаса? — спросил он.— Боюсь, чтобы не возникла братоубийственная война. Если немцы долго продержатся в Каунасе, там могут организо­ваться литовские националистические воинские части, и тогда пойдет брат на брата...

Насколько мне известно,— сказал я,— наши войска уже обходят Каунас. Его освобождение — это вопрос бли­жайших дней. А что касается националистов, то им вряд ли удастся сколотить какиенибудь серьезные силы. Ведь когда гитлеровцы были хозяевами положения во всей Литве, то на призыв организовать литовский легион отозвалось, кажет­ся, только семьдесят одураченных литовцев, Куда им воин­скую силу организовать, когда у них одна забота — как спа­сти свою шкуру и удрать...

2 6 июля. Сегодня утром я осмотрел кожевеннообув. ную фабрику, расположенную недалеко от реки Нярис. Бе­седовал с директором Дабовичем и техноруком Павляком, со многими рабочими. Из их рассказов можно сделать вывод, что гитлеровцы орудовали не только кнутом, но использо­вали и пряник. Иногда по случаю какихнибудь праздников для рабочих устраивали пирушки, приходили гитлеровски комиссары, в их числе также вильнюсский окружной ко­миссар  Хингст.

Приехал из района Утены заместитель наркома просве­щения Лисаускас. Он сообщил, что перед приходом Красной Армии гитлеровцы и их приспешники изрядно напугали на­род россказнями о «большевистских зверствах».