Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ЗДРАВСТВУЙ,   СОВЕТСКАЯ Л И Т В А! НАКАНУНЕ

Сквозь туманы на лугах пологих,

Где поникла жухлая трава,

Пашнею раскинувшись убогой,

Смотрит вдаль молчальница Литва...

Без дополнительных комментариев понятны были каж­дому и заключительные строчки этого стихотворения:

Горемыки плачут не напрасно, Не напрасно бедный слезы льет.

Символичным показался мне услышанный на хуторе рас­сказ о хозяине и его батраке. Местный батрак пахал поле. Он старался изо всех сил. А хозяин, стоя на берегу пруда, все был недоволен, все покрикивал и ругал работника: там криво, здесь слишком глубоко, а там мелко. Придирчивый был хозяин, никак не угодишь. Батрак молчал и терпел. Но наконец его терпение лопнуло. Подскочил он к хозяину и толкнул его в пруд. А затем бросил соху и ушел, крикнув: «Паши сам, если тебе плохо! А с меня хватит этого ярма!» Хозяин еле выкарабкался из воды, беспомощно грозя кула­ком.

Слушая этот рассказ и наблюдая деревенскую жизнь, все больше задумывался я над вопросами, которые не могли ке волновать каждого мыслящего человека. Где же выход из этой вечной нищеты и темноты, охватывающей большую часть литовского народа? Как уничтожить социальное нера­венство в нашей небольшой стране? Что сделать, чтобы на­родным массам был открыт путь к науке и свету? Где проле­гает дорога Литвы среди грозных событий в бушующем мире?

Обо всем этом не раз приходилось дискутировать с людь­ми из разных слоев населения, с представителями самых пе­стрых политических направлений.

Имелось немало таких, которые наподобие страуса пря­тали голову в песок при первом появлении опасности, наде­ясь отсидеться в своем внутреннем мирке. Но история шла вперед, менялись времена, и политика хватала за шиворот каждого, хотел он этого или нет. Это облегчило нам пропаганду идей Народного фронта. На сходках, на студенческих собраниях, на патриотических митингах мы старались разъ­яснить обязанности каждого гражданина, побуждали при­нять правильное решение, поднимали антифашистские на­строения.

Недалеко от Кракяя, в деревне Ажитеыу, жил один из интереснейших людей Литвы — Микалоюс Каткус, автор книги «Времена лучины». Его считали толстовцем. Очень сожалею, что мне не пришлось познакомиться с ним лич­но. Вот что рассказал мне о нем однажды Йонас Лауринайтис:

—        Это было, кажется, летом тридцать второго года. Кто
то привел в комнатку кружка «Культура» одетого покресть­
янски старичка, с длинной бородой, живыми глазами, тол
стовср;ой внешности. Войдя в комнату, он представился:
Микалоюс Каткус. Мы бросились усаживать его, приветст­
вовать. А он, не двинувшись с места, спросил довольно рез­
ким тоном: «Вы за капитализм или за социализм и комму­
низм?» Мы, конечно, хором ответили, что за социализм и
коммунизм. Тогда он со всеми поздоровался за руку и твер­
до сказал: «Если вы не будете борцами за социализм и ком­
мунизм, то мало от вас пользы народу, хоть вы и академию
закончите».

Когда я услышал все это, стало понятно, почему именно кружок «Культура» сельскохозяйственной академии, пред­седателем которого был Лауринайтис, пригласил меня в 1933 году в Дотнуву сделать доклад о поездке в Советский Союз.

Пианист и композитор Балис Дварионас, вспоминая нашу совместную поездку в Москву и Ленинград, после одного концерта с огорчением говорил:

—        Вряд ли мы дождемся таких времен, чтобы в Литве
было столько концертов и так расцвело театральное искус­
ство... Каким образом, когда выберемся мы из нашей отста­
лости?

Действительно, многие часто думали, дождемся ли мы такого времени, когда Литва высвободится изпод бремени духовной тьмы, потянется к свету, скинет свой крест и вый­дет из убогих лачуг. Буржуазия гордилась собственными достижениями, сравнивая теперешнее положение с време­нами царизма или кайзеровской оккупации. Конечно, жизнь не стояла на месте. Сказывался некоторый прогресс в области просвещения. Мы радовались каждому успеху в литературе, искусстве, науке. Но все это двигалось черепа­шьими шагами.