Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ДО ПОЛНОЙ ПОБЕДЫ

Как на литовском языке называется Мемель? — спро­сил он.

Это город Клайпеда,— ответил Снечкус.

— Так вот, готовьтесь поднять над Клайпедой литовское знамя, с чем вас и поздравляю,— сказал Сталин.

Снечкус немедленно созвал членов Бюро ЦК и сообщил это радостное известие. Слова Сталина о литовском флаге можно было понять символически. Это означало, что Клай­педа и Клайпедская область будут опять включены в состав Литвы. Решили изготовить флаг Советской Литвы, напра­вить с ним В. Бергаса, который намечался председателем Клайпедского горисполкома. Он сразу и уехал — освобожде­ние города ожидалось в ближайшие дни. Однако в окру­женной Клайпеде гитлеровцы оставили довольно большой гарнизон и упорно оборонялись. Клайпеда была освобождена только спустя три с половиной месяца.

С большой радостью мы узнали, что в Каунас из сво­его деревенского хозяйства близ Телыняя вернулся наш лучший оперный певец Кипрас Петраускас. Хотя Петраускасу было уже около шестидесяти лет, его тенор звучал еще довольно хорошо, а энергии могли позавидовать даже мо­лодые.

Часто я заходил в вильнюсский и каунасский театры, встречался с артистами, режиссерами, певцами, художни­ками.

Осенью в освобожденной части Литвы начались занятия в школах, а также в обоих университетах. Ректором Виль­нюсского университета был назначен профессор 3. Жемайтис, а Каунасского — профессор А. Пуренас.

В Вильнюсе, в здании, когдато принадлежавшем князьям Огинским,   обосновался   Союз   писателей   Литовской   ССР. Война произвела резкое размежевание между писателями. Их  реакционная   часть  оказалась  по  ту   сторону  фронта. А тут еще большие потери — гибель Витаутаса Монтвилы, которого гитлеровские наймиты расстреляли в первый месяц после вторжения,  смерть  Казиса  Бинкиса...  Руководитель Союза Пятрас Цвирка опять много потрудился для сплоче­ния писателей. Отрадно было встретить на улицах Вильнюса талантливого   поэта   Теофилиса   Тильвитиса,   внезапно  по­явившегося из деревенской глуши. Включился в писатель­скую семью и один из крупнейших писателей и поэтов Винцас МиколайтисПутинас, а также писатели Антанас Венуолис, Ева Симонайтите, Софья Чюрлёнене, Юозас Паукштялис, Юозас   Грушас,   Пятрас   Вайчюнас,   Винцас Жилёнис, Юлюс Бутенас и другие, которые пережили оккупацию, но остались верными своему народу.


Основательно познакомившись с газетаг.г:, журьэлакя и книгами, которые выходили во время оккупации, убедюш^сь, что антисоветская шзопагакда оставила тяжелый след, я горячо принялся за дело контрпропагаяды. Написал целый ряд статей с разоблачением националистической идеологии и предательской деятельности националистов во время оккупации. «Они толкали литовский парод в немец­кую могилу» —так называлась одна из первых статей зтой

Убедительные материалы Д1я разоблачения подлой дея­тельности надиопалистов давали расследования гитлеров­ских зверств. О многом рассказал лег в окрестностях Виль­нюса, называемый Паыеряй (Пояары). Здесь во время окку­пация гитлеровцы и их приспешники уничтожили почти все еврейское население Вильнюса, расстреляли много других граждан, Около 100 тысяч человек погибло в Панеряйскок лесу. Когда с наступлением Красной Армии неизбежно при­ближалось возмездие, гитлеровцы поспешно стали скрывать следы своих чудовищных преступлений. Из обреченных на смерть создали специальные команды. Кх заставляли отка­пывать громадные могилы, извлекать оттуда трупы, скла­дывать их вперемежку с дровами, обливать керосином и поджигать. Как рассказывали жители близлежащих хуто­ров, зти огромные костры горели несколько месяцев до осво­бождения Вильнюса, разнося дым, гарь и трупный сапах далеко вокруг...

—        Да, я не только свидетель, по и участник «згнезой
команды», которая занималась сжиганием трупов,— рас­
сказывал членам следственной комиссии бывший узник
К. Потанин.— Вся наша команда жила здесь, в этом огром­
ном подземном баке, сооруженном для хранения бензина.