Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ДО ПОЛНОЙ ПОБЕДЫ

Мы работали под охраной эсэсовцев, которые вели точный
учет сожженных «фигур» — так они называли трупы, отко­
панные из могил. Трупы тщательно осматривали, не сохра­
нились ли в одежде какиелибо ценные вещи. Специали­
сты«дантисты» проверяли зубы и вырывали найденные зо­
лотые коронки. И так изо дня в день: откапывали трупы,
складывали из них костер, затем зажигали. На ночь нас
отводили опять ночевать в эту яму.

.— Как же вам удалось спастись?

—        Не было сомнения, что мы тоже будем превращен:;
в трупы. С первого же дня стали думать о спасении. Решил ;
сделать подкоп, пользуясь тем, что эсэсовцы к нам на дно бака никогда не спускались. Мы вырыли довольно глубокий и длинный туннель. В одну ночь удалось выбраться из ямы. Но эсэсовцы скоро обнаружили побег и стали нас преследо­вать, обстреливать. Из убежавших спаслись только несколь­ко человек.

Потанин водил нас по Панеряйскому лесу, как знаток.

—        Здесь была детская яма. Оттуда извлекали только
трупы детей, маленьких детей, — сказал он, остановившись
у одной из ям.

Хотя гитлеровцы стремились испепелить даже мельчай­шие кости, рассеять их, всетаки во многих местах мы обна­ружили уцелевшие части костей, человеческие зубы, куски истлевшей материи, различные монеты, гребенки...

—        Вот это еще не вскрытая могила. Ее не успели отко­
пать до прихода Красной Армии,— указал Потанин.— А вот
волосы, волосы... Это волосы Мани! Она бежала вместе с
нами, но ее застрелили...

Мы увидели торчащие из песка пушистые рыжие волосы. Видно, труп погибшей девушки был зарыт очень неглубоко, ветер сдул песок, и волосы оказались снаружи.

Вскоре организовали раскопку этой могилы. Для работы был выделен отряд пленных гитлеровцев. Отрытые трупы осматривали гражданские и армейские врачи, а также пред­ставители комиссии по расследованию гитлеровских зверств.

Однажды во время такой жуткой процедуры я приехал в Панеряй. Это была самая страшная картина из всех, ко­торые пришлось видеть за всю мою жизнь. Огромная яма раскопана. Множество трупов вытащено для осмотра, а дру­гие еще лежали в яме, уложенные правильными рядами, точно дрова. Таких рядов было множество — один на дру­гом. Судя по снимкам и рассказам, обычно перед расстре­лом обреченных раздевали. Здесь же почти все одеты. Не только по волосам, но и по платью можно было отличить мужчин от женщин. Трупы еще не совсем истлели, видно, расстреляли недавно. Лаконичной была констатация смер­ти : выстрел в затылок.

Около 10 тысяч трупов лежали в этой откопанной мо­гиле. Кто же были зти люди? Найденные при трупах доку­менты отвечали: рабочие, ремесленники, учащиеся, сту­денты, учителя, врачи... Нашли и несколько свидетельств об окончании высших учебных заведений.

После освобождения Каунаса такое же расследование было проведено у IX форта. Гитлеровцы и там постарались Комиссия по расследованию гитлеровских зверств в Ли­товской ССР опубликовала итоги своей работы. В ее отчете отмечалось что фашисты уничтожили более 300 тысяч чело­век. Однако комиссия работала тогда лишь на освобожден­ной части Литвы, опубликованные данные были неполными. После освобождения всей территории республики и более точного "подсчета оказалось, что от рук гитлеровцев и их пособников в Литве погибло более полумиллиона местного населения, а также около 200 тысяч военнопленных и граж­дан" привезенных из других стран. Всего на литовской земле уничтожено около 700 тысяч человек...

Море крови, каунасские форты, панеряйские могилы... Гнез и возмущение преступлениями гитлеровцев и их при­спешников я старался выразить в публицистике, затем и в стихах. Одну из статей назвал «Националубийцы». Ряд моих статей и материалов, в которых разоблачались крова­вые дела фашистов, был собран в отдельную брошюру под заглавием «Ликвидировать влияние гитлеровской пропаган­ды в сознании людей».

Работая в области контрпропаганды, приходилось знако­миться и с выходившими в США литовскими реакционными газетами.