Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ДО ПОЛНОЙ ПОБЕДЫ

Практическое решение одного из важнейших вопросов излагалось в докладе первого секретаря ЦК КП(б) Литвы А. Снечкуса «Ликвидация последствий гитлеровской окку­пации в сельском хозяйстве». Закон, принятый на основе доклада, предусматривал восстановление принципа нацио­нализации земли и порядка землевладения, установленного земельным переустройством 1940 года. Это означало, что кулаки и помещики, захватившие землю новоселов, должны ее возвратить.

Третья сессия Верховного Совета Литовской ССР проис­ходила при скудном мерцании свечей, однако свет ее реше­ний проник во все уголки Литвы. Они вызвали радость и ликование в избах бедняков и новоселов, которых во время оккупации согнали с полученных при Советской власти на­делов. Зато уныние и беспокойство царило в хозяйствах бо­гатеев и эксплуататоров. После вторжения гитлеровцев некоторые кулаки и помещики собственноручно расстрели­вали новоселов, а их семьи безжалостно выгоняли, обрекая на нищету и голод. Правда, такие злодеи поспешили удрать вместе с гитлеровцами, но это удалось далеко не всем.

В Вильнюс прибывало все больше молодежи, призванной в ряды Красной Армии из освобожденной части Литвы. Мно­го раз я посещал сборные пункты, выступал, разъясняя современное положение и стоящие перед литовским народом задачи, разоблачая лживую гитлеровскую пропаганду. С ин­тересом беседовал с призывниками. Приятно было убедить­ся, что в большинстве своем это здоровая молодежь, с охо­той идущая в ряды победоносной Красной Армии.

Громадная разница проявилась в отношении литовской молодежи к гитлеровским планам мобилизации и к нынеш­нему призыву в Красную Армию. Несмотря на угрозы и фашистскую пропаганду, гитлеровцы никак не могли сколо­тить скольконибудь серьезные силы из литовцев. Теперь же, в первые недели после освобождения части Литвы, в ар­мию приходили тысячи. Некоторые направлялись непосред­ственно для пополнения Литовской дивизии. Но большин­ство отправлялось в запасную дивизию, которая комплек­товалась в Смоленской области.

Я посетил эту дивизию 2 сентября, встретился с ее коман­диром, генералмайором Я. П. Синкевичем. Оказывается, в ее составе уже 11 тысяч человек, прибывают все новые. На следующий день дивизия была построена на большом поле. Я приветствовал молодых воинов из освобожденной Литвы, готовящихся к борьбе за окончательное освобождение Совет­ской Родины и полный разгром гитлеровских захватчиков, При прохождении частей церемониальным маршем нельзя было не удивиться достигнутым за короткое время успехам в строевой подготовке.

За неделю посетил все части запасной дивизии, выступал с речами, проводил беседы, принимал участие в собрании партактива, побывал на уроках политграмоты. Один за другим прибывали эшелоны с пополнением, в том числе — 1140 человек из Каунаса. Когда я уезжал, в дивизии было уже, 18 тысяч бойцов.

Вместе с генералом Синкевичем поехали в Москву. Там посетил А. И. Микояна, договорились о переводе дивизии на лучшую норму питания.

Анастас Иванович подробно расспрашивал о положении в освобожденной Литзе, о настроениях населения, об урожае, о восстановительных работах. Он советовал самое серьезное внимание обратить на пропаганду, разъяснение задач Совет­ской власти, чтобы обеспечить крепкую политическую опору в массах.

В начале октября Красная Армия перешла в наступле­ние на литовской земле. В сводках Совинформбюро замель­кали такие знакомые имена жемайтийских городов и селе­ний, освобожденных от врагов. Среди них был мой родной Телыняй. В этом наступлении активное участие принимала и Литовская дивизия. За несколько дней Красная Армия освободила всю северозападную часть Литвы, почти всю Клайпедскую область, захваченную Гитлером в 1939 году.

В связи с вступлением наших войск в Клайпедскую об­ласть беседовал по телефону с членом Военного совета 1го Прибалтийского фронта генераллейтенантом Д. С. Лео­новым. Поскольку Клайпеда на штабных картах обознача­лась немецким наименованием Мемель, я просил в сообще­ниях употреблять настоящее, литовское название этого города. Кроме того, высказал пожелание, чтобы в боях за освобождение Клайпеды приняла участие Литовская диви­зия. В этот же день пришло известие о вступлении войск 8го Белорусского фронта на землю Восточной Пруссии.

Вечером 10 октября первому секретарю ЦК КИ(б) Литвы А. Снечкусу из Кремля позвонил И. В. Сталин.