Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ГРАНИЦЫ РУШАТСЯ, СТОЛИЦА ВОЗВРАЩАЕТСЯ

не грусть, не тоска прошлых лет. Подвиг наш —

весь любовью к народу согрет.

Наши мысли —

дать людям всем разума свет. А наш путь —

это ленинский путь побед. Вся надежда —

идущий с востока рассвет!

(Перевод М, Зенкевича)

Самым приятным днем было воскресенье. В этот день мы не только не работали, но и получали газеты, письма, по­сылки. Газеты читали и индивидуально, и коллективно.

По воскресеньям происходили встречи с родными. Не­сколько раз приезжала Геновайте. Она привозила посылки от Союза народной помощи, преемника Красной помощи Литвы, рассказывала о семье, которую теперь ей одной при­ходилось содержать, получая небольшой оклад. (Она посту­пила на работу техническим секретарем литовскосоветского общества.) Очень чутко отнеслись прогрессивные деятели, коллективно оказывая материальную помощь и поддержи­вая морально.

Самое тяжелое время для меня была ночь. Смолкали раз­говоры, все засыпали, а я маялся, ворочался, и казалось, что целые ночи проходили  без сна.

Многие из бывших тогдашних димитравских товарищей погибли на фронтах Отечественной войны, в партизанских отрядах, на подпольной работе. Наша незабываемая певу­нья, наш соловей, как мы ее называли, Геся Глезерите за­стрелилась, не желая сдаться врагу, в мае 1944 года, когда гестапо напало на ее след в конспиративной квартире в Вильнюсе.


В Димитраваее я встретился со своими старыми товари­щами, с которыми мне довелось сотрудничать на платформе антифашистского Народного фронта. Здесь же я приобрел много новых друзей. Коммунисты К. Диджюлис, М. Шумаускас, В. Нюнка, Ш. Майминас, Б. Баранаускас, X, Айзенас, Б. Абдульскайте, В. Банайтис, К, ЮнченеКучинскене, Г. Глезерите, Б. Гарбайте — это были испытанные революци­онеры, борцы за интересы рабочего класса.

Еще в первые дни пребывания в лагере я письменно обра­тился к министру внутренних дел. Раскритиковав полити­ческое положение в Литве, я писал: «...ни перед народом, ни перед государством я не совершил преступления. Мое нака­зание может быть расценено только как расправа режима диктатуры таутининков со своими политическими врагами».. Только названному режиму полезно изолировать меня от политической деятельности, ибо я не могу спокойно смот­реть на злостное влияние и своеволие остатков этого ре­жима».

Дальше выразил протест против клеветнической статьи в правительственном официозе «Летувос айдас» по отноше­нию ко мне. Заканчивая, заявил, что, «став пленником су­ществующего режима, я еще больше убедился в своей пра­воте».

Приближалось 7 ноября. Диджюлис сказал, что есть на­мерение отметить праздник Великого Октября, и предложил чтонибудь написать по этому поводу. В одну бессонную ночь я наизусть, без какихлибо записей, перевел на литовский, язык полюбившуюся мне песню «Там вдали за рекой». На­писал и стихотворение, которое потом назвал «Накануне Советской Литвы». Вот его начало:

Мы камни дробим и взрываем, И щебень кладем на пути, Мы вместе с Литовским краем К свободе стремимся пройти. Мы верим, что сбросим оковы, Взорвем мир насилья и тьмы, О жизни свободной и новой Мы грезим в застенках тюрьмы.

(Перевод М. Зенкевича)