Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ВПЕРЕД   ИЛИ   НАЗАД?; ВРЕМЕННАЯ СТОЛИЦА

Прики­дываясь агитаторами «левых» партий, провокаторы по за­данию руководства хадекоз кричали о немедленной ликви­дации всякой собственности, о закрытии костелов, разгоне ксендзов. Они не гнушались утверждать, что «левые» будут организовывать коммуны с общим котлом, общими для мужчин и женщин банями, с национализацией женщин... Вся эта провокационная брехня и хулиганская деятельность хорошо оплачивалась не только из хадекской партийной кассы, но и министром финансов Карвялисом.

Эта «исповедь» осталась незаконченной. Последний от­рывок был помещен в газете 11 декабря 1926 года. Бес­принципный авантюрист Поворотникас, бравший деньги у хадеков, избивавший ляудининков, теперь сделал поворот и решил заработать, разоблачая своих бывших хозяев.

Однако не все, оставившие лагерь хадеков, оказались карьеристами. Не был им и принятый в ЭЛЬТУ А. Дедяле, ранее сотрудничавший в газете «Ритас».

Однажды Дедяле пришел в мой кабинет и выразил  же­лание откровенно поговорить. Поддерживая   связь с неко­торыми старыми знакомыми из среды хадекских журналис­тов, он имел   возможность   узнать   коечто   из   закулисной деятельности клерикальных кругов. Дедяле передал мне све­дения о тайных собраниях членов организации клерикаль­ных студентов, на которых говорилось о подготовке к пере­вороту. Участие в собраниях принимали и реакционно на­строенные офицеры. Иногда   происходили и тайные   сове­щания   военных,   где   конкретно   обсуждались   вопросы   о свержении правительства. Демонстрация 21 ноября и шу­миха, поднятая вокруг нее, словно подлили масла в огонь. Клерикалы и фашиствующие стали обдуманно готовиться к свержению правительства, чтобы «спасти Литву от боль­шевиков, костел от безбожников и Люциферов...». Одним словом, все это означало, что оппозиция не только на сло­вах угрожает, но и на деле готовится к перевороту при по­мощи армии, военизированной организации стрелков (шаулисов) и хадекских студентов.

Обдумывая секретную информацию Дедяле, многое из которой было для меня неожиданным, я решил предупре­дить правительство, хотя и полагал, что о намерениях ха­деков ему известно. Сначала хотел об этой информации рас­сказать Слежявичюсу. Но премьерминистр мог меня об­винить в паникерстве, тем более что он еще недавно твер­до заявил об устойчивом положении правительства. Луч­ше уж поделиться тревожными новостями с Борткявичене, которая, будучи членом руководства ляудининков, пере­даст их и премьеру и президенту. К тому же Борткявичене всегда относилась ко мне с симпатией, оказывала под­держку.

Старушка, как мы обыкновенно ее называли, вниматель­но выслушала рассказ о тайных собраниях, планах перево­рота. Высказал и свои мысли о том, что для предотвраще­ния опасности следовало бы обратиться к народу, создать вооруженные отряды защитников демократии из левых сил, из рабочих, крестьян и прогрессивной интеллиген­ции. Однако Борткявичене заверила, что политическая полиция информировала правительство о планах хадеков и фашистов. Когда будут собраны достаточно веские улики, правительство предпримет решительные меры.

Говоря о правых заговорщиках, Борткявичене с волне­нием утверждала, что они ничего не добьются. Но могут произойти кровавые столкновения, а даже краткая вспыш­ка гражданской войны чревата большими опасностями. Внутренними беспорядками может воспользоваться Герма­ния и занять Клайпедскую область, а со стороны Польши опасность грозит всей Литве. Хадекские планы переворота она называла зловещей игрой с огнем, которую они ведут, желая спасти свою шкуру и боясь судебной ответственности за растраты и различные махинации. Тем самым они иг­рают судьбой государства. От волнения у старушки слезы заблестели на глазах.

Мои предложения об организации вооруженных отрядов она раскритиковала. Если будут созданы силы для защи­ты демократии, то и другая сторона может   организовать отряды для своих целей. А при наличии двух вооруженных лагерей неизбежны столкновения, может возникнуть граж­данская война. Правительство обладает достаточными сред­ствами и силами для предотвращения всяких попыток со стороны правых. Правда, в армии имеются сомнительные элементы, их придется заменить, но в основном армия здо­рова и без колебаний станет на защиту правительства и демократии.

В ЭЛЬТУ я вернулся успокоенный. Если правитель­ство знает об опасности и к этому готовится, то можно ве­рить, что она минует. Правда, Борткявичене пожалова­лась, что работа службы безопасности — политической по­лиции — значительно ослаблена и запущена.