Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ПОСЛЕ ОККУПАЦИИ — ВЛАСТЬ СОВЕТОВ

Буржуазное правительство Литвы обосновалось в Кау­насе. А. Сметона, новоявленный премьер Вольдемарас и ряд других руководящих политиков бежали за границу. Видя, что ориентировка на Германию провалилась, они спешно сменили вехи и стали добиваться милости у правителей стран Антанты, заверяя, что будут верой и правдой служить их интересам. Попутно Вольдемарас договаривался с новым германским правительством, от которого получил заем в 100 миллионов марок для вооружения будущей литовской буржуазной армии. Между тем правительство в Каунасе возглавил адвокат М. Слежявичюс.

Кстати, сколачивание буржуазной армии в Литве шло с таким же трудом, как и в Латвии. За полтора месяца после создания буржуазного правительства в Вильнюсе удалось набрать всего... 133 солдата. Между тем в одном только Паневежисе в ноябре 1918 года начал организовываться ба­тальон Красной гвардии, который вскоре насчитывал около 700 бойцов. А в Шяуляе, где Совет рабочих депутатов был избран 22—23 декабря 1918 года, отряд вооруженных рабо­чих занял 8 января 1919 года германскую комендатуру, очистил город от оккупантов и захватил даже бронепоезд. Вскоре из этого отряда вырос 1й Жемайтийский полк в ты­сячу бойцов. Командиром полка стал Феликсас Жемайтис, впоследствии генерал Советской Армии.

Все это свидетельствует о том,  что  Советская власть в Литве и во всей Прибалтике родилась из народных недр, а не была принесена «на штыках Красной Армии», как это утверждали и продолжают утверждать буржуазные нацио­налисты.

После тяжелых месяцев германской оккупации народ Латвии вновь воспрянул к активной жизни. Тысячи и ты­сячи трудящихся пришли на торжественные похороны по­гибших при освобождении Риги. Взобравшись на дерево около собора, я слушал пламенные речи председателя Со­ветского правительства Латвии Петра Стучки и его заме­стителя К.Ю. Данишевского. Они говорили о прочности здания Советского государства, которое зиждется на самоот­верженности пламенных борцов за дело народа. Они гово­рили о Ленине, который в декабре 1918 года подписал декреты правительства Советской России, признавшие госу­дарственную самостоятельность советских республик Лат­вии, Литвы и Эстонии. Речи заканчивались лозунгами о гря­дущей победе мировой революции.

Возвратившись из Слампе в Ригу, я сперва занялся до­машними делами: ремонтом квартиры, починкой и смоле­нием крыши. Мне пришлось сложить и печь, приспособлен­ную для выпечки хлеба. Хлеб выдавался по карточкам малы­ми пайками, а муку иногда удавалось прикупить у крестьян. В свободное время я опять мог читать. Среди прочитан­ных книг была эпопея Льва Толстого «Война и мир». С увле­чением читал книгу очерков по географии Европы, узнал многое из жизни и быта разных народов. В библиотеке Ли­товского благотворительного общества нашел почти все, из­данное на литовском языке, и смог познакомиться со мно­гими произведениями родной литературы.

Увидев в газете объявление о наборе рабочих на желез­ную дорогу, я поступил туда и вскоре начал работать по пе­решивке железнодорожных путей на широкую колею. Когда перешивка кончилась, перешел на ремонтные работы.

Старый знакомый по обществу «Рута» Багдонавичюс предложил принять участие в постановке спектакля. Мы на­чали репетировать пьесу «Голодные люди», в которой мне поручили довольно значительную роль. Репетиции происхо­дили в здании, где помещались редакции газеты «Циия» («Борьба») и других газет, издаваемых ЦК компартии Лат­вии. Среди них была и литовская газета «Дарбининку кова» («Борьба рабочих»), выходившая один раз в неделю.

В то время я написал стихотворение «Надежда будуще­го».  Хотелось  видеть  его  напечатанным,  но  я  никак  не


отваживался послать в редакцию, сомневаясь, достаточно ли оно грамотно. Заходившая на наши репетиции редактор Елена Яблонските однажды обратилась ко всем присутству­ющим с просьбой сотрудничать в газете. Втихомолку я пе­редал ей свое скромное произведение. А в ближайшем но­мере оно было напечатано в «Дарбининку кова» под псевдо­нимом Жемайтайнис.

Вот отрывок из этого стихотворения:

Но скоро новый день настанет,

Тот настоящий день, когда от тяжких пут