Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

К НАРОДНОМУ ФРОНТУ

В связи с этим визитом советских товарищей вспоми­нается беседа с Людасом Гирой. Не только меня, но и мно­гих радовал перелом, происшедший в его мировоззрении. Долгие годы мы знали его как активного деятеля клерикаль­ного лагеря. А теперь он стоял на четких позициях борьбы против фашизма и с присущим ему энтузиазмом поддержи­вал идею дружбы с Советским Союзом. Он издавал и редак­тировал газету «Литературос науенос» («Литературные ново­сти»), которая много места уделяла популяризации достиже­ний Советского Союза.

Перед упомянутой встречей писателей мы с Людасом Ги­рой расхаживали по улице Даукантаса. Слушая его ожив­ленную речь о предстоящей встрече, о радости общения с со­ветскими людьми, я вдруг спросил:

Вот слушаю я вас и все еще удивляюсь, как это вы так резко повернули и перешли в антифашистский лагерь?

Знаете что, дорогой,— сказал Людас Гира,— отвечу на ваш вопрос коротко. Меня отрезвили размышления о судьбе народа и реальная оценка обстановки. Уже после фа­шистского переворота в нашей стране и последовавших за этим событий я стал смотреть на многое иными глазами. А когда в Германии власть перешла в руки Гитлера, настало время каждому решить: где его место, с кем? Все здраво­мыслящие не могли не понять, что спасение может прийти только с Востока. Советский Союз — единственная сила, ко­торая может дать отпор гитлеризму и спасти от гитлерокского варварства не только наш народ, но и все человечество. Поэтому я стал иным человеком, совсем иным... Да, я глу­боко убежден, что наше будущее — только вместе с Совет­ским Союзом.

Наш народ, трудящиеся, это давно поняли. Только мы, интеллигенты, долго блуждали в потемках, ожида;?. пока гром не грянет, как тот мужик из пословицы,— приба­вил я.

А гром вскоре загремел весьма внушительно.

11 марта 1938 года Гитлер захватил Австрию. Это про­изошло при молчаливом поощрении правительств Англии, Франции и США, заинтересованных направить фашистскую

агрессию на Восток и вовлечь Гитлера в конфликт с Совет­ским Союзом,

Взволнованные этим событием, журналисты обсуждали возможные последствия. В это время пришло сообщение об инциденте на польсколитовской границе. В тот же день, 11 марта, на литовскую территорию под предлогом пресле­дования контрабандистов вторглись польские солдаты. За­вязалась перестрелка, в которой погиб один из них. Такие инциденты не новость на «зеленой границе», но в тогдашней международной обстановке это событие заставило насторо­житься.

Вскоре стало известно, что правительство Польши откло­нило литовское предложение о создании смешанной комис­сии для расследования инцидента. В Польше началась раз­нузданная враждебная кампания против Литвы. В Вильнюсе вновь повторялись памятные мне лозунги:

— Дайте нам Ковно! Марш на Ковно!

Шовинистические настроения еще больше накалил при­езд в Вильнюс главнокомандующего польской армией мар­шала РыдзСмиглого. С демаркационной линии поступали сведения о концентрации крупных вооруженных сил на под­ступах к Литве.

17 марта стало известно об ультиматуме, который прави­тельство Польши передало Литве через своего посла в Тал­лине. Польша требовала немедленного установления дипло­матических отношений без всяких условий и дискуссий. В случае отрицательного ответа правительство Польши угро­жало прибегнуть к защите интересов собственными сред­ствами.

Грозный ультиматум застал Литву врасплох: обострен­ные внутренние противоречия, ненавистное народу прави­тельство, не говоря уже о военной неподготовленности... Об­щественность возмущалась наглостью польскофашистской Еоенщины, угрозами, которые доносились из Польши и до­стигли своего апогея 18 марта, когда Литва еще не ответила на ультиматум.

Утром 19 марта, узнав о предстоящем заседании сейма, я решил на него пойти. Никто не сомневался, что это «на­родное представительство» поддержит правительство, решив­шее принять ультиматум. Но можно было ожидать, что всетаки раздадутся голоса протеста, что ктото будет возражать против оскорбительных угроз.

 

делуфен отзывы цена