Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

СТРЕМЛЕНИЯ И СОМНЕНИЯ

Одним из самых ярких воспоминаний того периода — событием исторического значения — были мирные пере­говоры между РСФСР, Советской Украиной и Польшей, про­исходившие в Риге. Обратившись к советской делегации, я получил билет, дающий право присутствовать на открытии переговоров. Вместе со многими журналистами с интересом наблюдал, как вошли в зал и уселись за длинным столом делегации обеих воюющих сторон, а в конце стола сел ми­нистр иностранных дел Латвии 8. Мейеровиц. Он приветство­вал делегации и пожелал успеха в мирном решении вопро­сов. Председатели обеих делегаций (российскоукраинской — А, А. Иоффе и польской — Р. Дмовский) поблагодарили правительство Латвии за предоставление места и создание условий для переговоров. Затем начались сами переговоры, происходившие при закрытых дверях и длившиеся несколько месяцев. 18 марта 1921 года в числе журналистов я присут­ствовал при подписании Рижского мирного договора, поло­жившего конец советскопольской войне. И в этом договоре Советская Россия отстояла свою принципиальную позицию по отношению к Вильнюсу, выраженную в мирном договоре с Литвой.

Разгромом армий Врангеля в Крыму и Рижским мирным договором окончился период войн в этой части Европы. Ста­билизировалось положение, создавшееся в результате первой мировой войны и иностранной интервенции в Прибалтике, Но трудящиеся Литвы, Латвии и Эстонии не смогли восполь­зоваться плодами Великой Октябрьской революции. Реак­ционные силы с помощью западного империализма привели к власти буржуазию и на долгие годы оторвали Прибалтику от Советской страны.

Буржуазия понимала, что удержать власть лишь мерами насилия ей не удастся. Поэтому она не скупилась на обеща­ния насчет свободы и демократии, удовлетворения чаяний на­рода. Пример великих преобразований в результате Октябрь­ской социалистической революции в России произвел на народы Прибалтики глубокое впечатление. «Лучше провести реформы сверху, чем дожидаться революции снизу»,— рас­суждали власть имущие. Поэтому при создании буржуазных республик были даны обещания демократических реформ, и прежде всего земельной.

Иногда я приходил на заседания Учредительного собра­ния Латвии. Меня интересовала дискуссия о земельной ре­форме, особенно вопрос о возмещении за изымаемую у помещиков землю. Ораторы из Крестьянского союза и других правых групп яро защищали принцип возмещения. Социалдемократы меньшевики были против возмещения. Буржуа­зия и меньшевики не могли не учитывать, что Советская власть в свое время провела национализацию земли, ликви­дировала помещичье землевладение. Восстановить полностью крупное землевладение латышская буржуазия не могла, да и не была в этом заинтересована, ибо помещики в основном были немцы. В силу этого и под влиянием революционного движения масс, а также стремясь облегчить доступ к поме­щичьей земле своему кулачеству, буржуазия объявила о проведении земельной реформы. Тем самым ей удалось на время ослабить остроту классовой борьбы, изолировать дере­венскую бедноту от влияния городского пролетариата и об­мануть безземельное и малоземельное крестьянство.

Согласно закону о земельной реформе, бывшим помещи­кам оставлялось по 50 гектаров земли, но без центра по­местья, который передавался на общественные нужды. Кстати, Учредительное собрание так и не решило вопроса о вознаграждении. Только в итоге всенародного референ­дума был установлен принцип безвозмездного отчуждения излишков помещичьей земли.

Я всегда возмущался тем, что в Литве закон о земельной реформе был еще более реакционным. По литовскому за­кону, помещикам оставлялся центр поместья с усадьбой и всеми постройками и 80 гектаров земли. Кроме того, пре­дусматривалось вознаграждение за отчужденную землю. Реакционное большинство, заседавшее в Учредительном сейме Литвы, показало, что оно прежде всего заботится об интересах помещиков, а не о народе.

В это время начались переговоры, глубоко волновавшие литовский народ. При посредничестве представителя Лиги наций бельгийца П. Гиманса в Брюсселе и Женеве происхо­дили заседания делегаций Польши и Литвы с целью до­биться решения «Виленского конфликта» путем дипломати­ческих переговоров. Гиманс предложил проект, согласно которому Польша должна была Вильнюс и Вильнюсскую область, названную после оккупации Желиговским «Сред­ней Литвой», передать Литве в качестве автономной области, но при условии, если Литва заключит унию с Польшей, то есть фактически станет частью Польского государства, как это было после Люблинской унии. Державы Антанты явно устраивал этот проект Гиманса.