Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ДО ПОЛНОЙ ПОБЕДЫ

Скульпторы имели немало дел дома и поэтому колебались. Генерал Галицкий просил меня повлиять на своих  соотечественников.

В штабе армии Галицкий созвал совещание архитекторов, скульпторов, хозяйственников, присутствовали и литовские мастера. После беседы со мной литовские скульпторы согла­сились приступить к работе теперь же. Забегая вперед, ска­жу, что памятник соорудили за очень короткий срок. Уже в 1946 году я участвовал в его открытии. Скульптору Микенасу за создание скульптурной группы советских воинов этого памятника была присуждена Государственная премия.

Проезжая через Кенигсберг, я зашел в университет, вер­нее, в полуразрушенное здание бывшего университета. Бродя среди развалин, видел лежавшие вперемешку с кам­нями, кирпичами, обломками штукатурки книги, доку­менты, диссертации — многое из того, что было накоплено за столетия существования этого знаменитого университета. Здесь писал свои философские труды профессор универси­тета Иммануил Кант. Здесь учились первые литовские писа­тели. В 1547 году здесь же издана первая литовская книга — катехизис,   редактированный   Мажвидасом.   Не   мог я не о том, что гдето здесь, то ли в университете, то  акойнибудь библиотеке,  скорее всего  под развалиЛИ В   1вжят рукопись знаменитой поэмы Донелайтиса «Вре­мена года».

После возвращения в Вильнюс ко мне зашел   народный

"р юстиции Повилас Пакарклис. Он был не только

тд  но и историком, написал ряд трудов о борьбе ли

когонарода с крестоносцами. Оказывается, он тоже пу

ТОВС  „,я,вял по Восточной Пруссии в поисках ценных ао

документов, захваченных гитлеровцами. Но самая

можно сказать, сенсационная и неожиданная его

ка судьба которой волновала всех нас, была рукопись

поэмы Донелайтиса «Времена года».

___ обнаружил я эту рукопись чисто случайно,— расскаПакарклис.— Узнал, что интересные архивные доку°      м хранятся в пустынном замке, далеко за КенигсберЛобрался туда, стал осматривать помещения. В лабиоинтах подземелья уткнулся в закуток, набитый бумагами, а«и  а на этих кипах — уже разложившийся труп гит^^"■олкого солдата. Лежит он с раскинутыми руками. Подхожу поближе, вижу — одна рука трупа лежит на какойто рукописи. Нагнулся и глазам своим не верю. Ведь это ру­копись   поэмы   Донелайтиса,   найти   которую   я   даже   не

мечтал...

Таким образом эта драгоценная рукопись попала в Ака­демию наук Литовской ССР и вскоре была опубликована в факсимильном издании.

Пеоед возвращением домой мы еще совершили одну экс­курсию на запад, доехали до города Эльбинга. Военные нам юассказьгвали об упорных боях:   здесь была окружена до­вольно" большая группа гитлеровцев, которые упорно сопроялись до полной ликвидации. Как и в Пиллау, на стеТИВЛ чднелись надписи: «Эльбинг никогда не сдадим!», «Мы й      моя и верим ■— фюрер нас спасет». В Эльбинге встретили ло местных жителей, которые не успели бежать. Слыузке знакомые заявления о том, что   никто не хотел т1 пугали эсэсовцев, Геббельса и гаулейтера Восточной

Пюуссии Коха...

ТТгсле   Потсдамской   конференции   Эльбинг   (Эльблонг) с  западной   частью   Восточной  Пруссии  отошел к

Польше.

Польский народ обрел свои исконные земли. Часто вспо