Приятного прочтения!

В ДЕРЕВНЕ

Индусская деревня разделена улочками на части, населенные представителями отдельных каст; и тут нелегко отличить, где какая каста живет — в каком пара, или квартале, живут молочники, рыбаки, пастухи, различные ремесленники или брахманы. В центре деревни всегда бывает некое пространство с постоянными лавочками или временными ларьками, оживающими по торговым дням.

Ритм жизни задают времена года, и многое зависит от того, имеют ли здешние поля искусственное орошение. Еще недавно что-либо подобное было тут исключительной роскошью и преимуществом немногих счастливцев, чья земля располагалась в непосредственной близости от реки, но число владельцев орошаемых полей довольно быстро растет. Поскольку крестьяне целиком зависят от влаги, которую дают регулярные июньские, июльские и августовские дожди, то вместе с порой осенней жатвы это практически составляет единственный период, когда вся деревня напряженно трудится на полях.

Весной и летом крестьянам почти нечего делать дома, и нередко они уезжают в окружной центр или чаще' в далекую Калькутту, чтобы раздобыть хоть немного денег случайными приработками.

Зато в пору муссонов приходится напрягать все силы и заставлять работать даже детей. Рис требует постоянной заботы, начиная с рыхления почвы и посева и кончая трудоемкой пересадкой побегов на залитые водой поля. Да и сбор урожая —дело нелегкое. Рис жнут серпом, полуприсев на корточки или низко склонившись, а большая часть крестьян должна еще снести его домой, в амбар, на собственных плечах — в мединипурском крае обычно на шесте, на оба конца, которого насаживают огромные снопы.

Что, собственно, переменилось в жизни бенгальских крестьян за последние годы? И вообще изменилось ли в ней что-нибудь существенно?

Нет, не ожидайте никаких переворотов. Глинобитные домишки с соломенными крышами не сменились каменными зданиями, на поля не выехало множество тракторов и комбайнов. На первый взгляд деревня живет по-прежнему, как двадцать лет, как, возможно, столетия назад. И все же появляются черты нового, на которые стоит обратить внимание.

Это прежде всего уже упомянутое значительное расширение искусственно орошаемых земель. Для крестьянина, который должен урожаем с этой земли прокормить всю семью, это означает переход от полуголодного существования с постоянной угрозой полного разорения к более сносной жизни. Последние два года, когда у власти в штате находится правительство Левого фронта, крестьяне не должны целиком нести бремя высоких расходов на строительство оросительных каналов. Государство финансирует строительство или выдает на него значительные субсидии, а это, безусловно, желанная помощь.

Те же крестьяне, кто большую часть года вынужден ждать дождей, чаще используются на общественных постройках и строительстве коммуникаций в своем крае, чтобы им не приходилось на долгие месяцы оставлять семьи. Они ремонтируют и строят новые дороги и мосты, помогают при сооружении государственных зданий, выполняют дренажные работы и т. п. При этом они обычно могут жить дома, даже если стройка находится довольно далеко,— автобусов уже всюду немало, а подчас крестьян доставляют к месту работы и на грузовиках.

О книге:

Известный чехословацкий индолог Душан Збавитель в 1979 г. по приглашению правительства Индии посетил штат Западная Бенгалия для получения почетной премии Р.Тагора. Автор живо и достоверно воссоздал атмосферу "жаркого" лета 1979 г., ставшего "одним из ключевых моментов в истории Индии".