Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ЗАРЯ НАД ЛИТВОЙ

Говорю о том, что литовский народ ска­зал свое слово, которое он долго носил в своем сердце. Он пронес это слово через все козни буржуазной правящей кли­ки, через застенки тюрем. Это слово — твердое заявление литовского народа о том, что он хочет стать полноправным членом великого Советского Союза. С единодушием и энту­зиазмом, какого не видела Литва, народ сказал, что он мо­жет быть подлинно независимым только в советской социа­листической республике.

— Наши сердца наполняет огромная радость,— говорит депутат Народного сейма поэт Людас Гира.— Мы счастливы,


что приехали сюда выполнить волю своего народа. Мы при­были в Москву с великим мандатом — с мандатом, по кото­рому литовский народ вступает в непобедимую семью совет­ских народов. Сегодня в Москве солнечный прекрасный день. Но в наших сердцах еще светлее, еще более солнечно от изо­билия этого счастья. Над нашей страной скоро засияет солнце Советской Конституции, гарантирующей человеку право на труд, отдых и образование!

Кортеж украшенных цветами и зеленью автомобилей на­правляется по улице Горького. Нас радостно приветствуют возгласами, аплодисментами. Мы знали, что нас ждет ра­душие, но встреча в Москве, торжественная и вместе с тем такая трогательная, теплая, превзошла все наши ожидания. Делегацию поместили в гостинице «Москва». Мне выпал номер на шестом этаже. Здесь мы поселились с женой и сы­ном Вильнюсом.

Наблюдая сверху из окна за оживленной Красной пло­щадью, Мавзолеем и Кремлем, я вспоминал свой первый приезд, вновь пережил волнение, которое вызывали эти ме­ста, ставшие такими дорогими и незабвенными.

И тут же вспомнил о Винцасе МицкявичюсеКапсукасе, руководителе литовских большевиков, председателе прави­тельства Литовской советской республики 1918—1919 годов. Ведь это ему полагалось бы быть здесь, подумал я с грустью. Ему бы возглавить торжество по случаю возрождения Совет­ской Литвы. Но Капсукас не дожил до этого времени: он умер в 1935 году.

Немного отдохнув от поездки, мы собрались всей делега­цией и обсудили программу пребывания в столице. Работ­ники Президиума Верховного Совета СССР Е. И. Смышляева и Г. А. Богушев с первого до последнего дня заботились о нас. Во многом помог и Ф. Ф. Молочков, длительное время   работавший  первым  секретарем  полпредства СССР

в Литве.

На следующий день, 1 августа, было назначено открытие седьмой сессии Верховного Совета СССР. Утром делегация посетила Мавзолей и Музей Ленина.

В тот же день ко мне в номер пришел скульптор К. Луцкий. Он сообщил, что имеет посмертную маску Капсукаса, снятую им. Договорившись о передаче этой реликвии для будущего музея, мы заказали Луцкому скульптурный бюст Капсукаса. В один из ближайших дней делегация посетила могилу Капсукаса на Новодевичьем кладбище.

 Знаменательным был вечер этого дня, когда наша деле­гация и делегации Латвии, Эстонии, Бессарабии и Северной Буковины направлялись в Кремль как гости на объединен­ное заседание обеих палат Верховного Совета СССР.

Как это символично! Словно на сказочную вершину света и счастья ведут эти ступени,— шепчет наша Саломея Нерис, поднимаясь среди делегатов по широкой лестнице Большого Кремлевского дворца.

Да, да, как бы за факелом счастья для нашего народа, как писал Билюнае,— подхватывает ее мысль Антанас Венцлова.

А мне все еще кажется, что это чудесный сон,— от­кликается Пранас Зибертас, в глазах у которого, да и не у него одного, блестят слезинки радости и волнения.

Повсюду видим обращенные к нам дружелюбные взгля­ды. Нас приветствуют незнакомые, но уже близкие и милые люди.

—        Не правда ли, мы чувствуем себя так, как будто после
долгих блужданий вернулись в родной дом? — восклицает
всегда экспансивный Людас Гира, успевший уже написать
стихи «Ликуй, Литва!», помещенные в этот день в «Изве­
стиях».