Приятного прочтения!

АДДА

Сначала они расспрашивали, перебивая друг друга, так что я не знал, на какой вопрос отвечать раньше. Все ли люди в Чехословакии белые? Правда ли, что в Европе круглый год очень холодно? И падает снег? А по нему ходить можно? Добрались и до иностранных языков.

— Скажите что-нибудь по-французски! А по-русски! А по-немецки! — просили меня ребята.

Потом они похвастались, что кто умеет делать. Харипад красиво рисует — учитель считает, что хорошо бы ему продолжить это занятие и после того, как он покинет больницу; но тут уж «Детский реабилитационный центр» ничем помочь не в силах. Маленький .Аджай научился уже читать и писать. Прасанта даже играет на скрипке — он исполнил мне два этюда из самой распространенной индийской школы скрипичной игры, а затем песенку, которую сам подобрал по слуху.

Ничего сверхъестественного и гениального во всем этом не было. Но радость и восторг детей доказывали, как прекрасно помогает им пребывание в этом медицинском учреждении переносить постигшее их несчастье. Я вспомнил маленьких калек-нищих с калькуттских улиц — этих детей уже не ждет подобный удел. И снова меня согрело чувство, о котором я неоднократно говорил в этой книге: немало доброго и полезного уже сделано и делается в Индии! В том числе и для самых несчастных и нуждающихся в помощи...

Директор провела нас по заведению,   рассказала   о проделанной работе и ее результатах, о планах расширения медицинской помощи. Похвастала и    отпечатанным на гектографе бюллетенем, который они   рассылают главным образом    родителям    больных   детей,— он информирует о состоянии здоровья    отдельных    воспитанников и о применяемых к ним методах    реабилитации. Этим преследуется двойная цель. С одной стороны, бюллетень,  несомненно, успокаивает родителей,    большинство которых живет в провинции и лишь    изредка может приехать в Калькутту, с другой — помогает    обрести доверие тех родителей, которым    еще    предстоит вручить   больных    детей    заботам    реабилитационного центра; большинство таких родителей и не    подозревают о существовании этого заведения и о том, что после полиомиелита вообще еще можно что-то сделать, да к тому же бесплатно.

На детей было грустно смотреть, особенно на четырех совсем маленьких девочек с ножками в аппаратах, и все же здесь царило приподнятое настроение. Самые маленькие лишь смущенно улыбались, с любопытством рассматривая экзотического гостя. Две учительницы пришли взять у меня автограф. Когда мы медленно возвращались назад, к воротам, нас догнала пациентка постарше, девочка лет четырнадцати, с букетом цветов, которые она сама нарвала в саду.

— Приходите еще! — кричали мальчики, чуть не вываливаясь из окна своей палаты.

Совсем иного характера был   визит   к   профессору Сурешу, которым я собственно, завершил свое пребывание в Калькутте. Вечером накануне моего отъезда «брат» Анимеш в прошлом ученик Суреша, привез в Калькутту из Мединипура свою семью, чтобы все могли проститься со мной - кто знает, свидимся ли еще когда нибудь? После обеда мы все вместе отправились в пригородную виллу в    северокалькуттском    районе    Баранагар.

О книге:

Известный чехословацкий индолог Душан Збавитель в 1979 г. по приглашению правительства Индии посетил штат Западная Бенгалия для получения почетной премии Р.Тагора. Автор живо и достоверно воссоздал атмосферу "жаркого" лета 1979 г., ставшего "одним из ключевых моментов в истории Индии".