Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

С АТТЕСТАТОМ ЗРЕЛОСТИ

1924 год заканчивался под впечатлением декабрьского восстания рабочих под руководством эстонских коммуни­стов в Таллине, а новый — 1925й — начинался расстрелом демонстрации безработных в Каунасе. Безработица увеличи­валась в Литве, а также в Латвии и Эстонии. Толпа безра­ботных собралась у каунасской ратуши и стала протесто­вать против снижения заработной платы товарищам, заня­тым на временной работе. Эту мирную демонстрацию ата­ковала конная полиция, зверски давя людей. Раздались выстрелы, несколько человек было ранено. При разгоне демонстрации часть рабочих укрылась в костеле, но и ту­да ворвались конные полицейские, избивая рабочих на­гайками и прикладами. Кровавая расправа с безработны­ми вызвала возмущение трудящихся всего мира. Она тем­ным пятном легла на правительство хадеков, которое по­сле ряда перетасовок теперь возглавлял финансист В. Петрулис. Неожиданный удар по правительству хадеков нанес па­па римский, заключив конкордат с Польшей. В составе Польши учреждалась Вильнюсская архиепархия, которая включала не только Вильнюсскую область, но и Белостокское воеводство. Этим Ватикан признавал Вильнюс за Польшей. Решение папы вызвало волну протестов литов­ской общественности, подорвало престиж клерикального правительства. Как бы в утешение папа римский в нача­ле 1926 года издал буллу о создании в Литве пяти епи­скопских провинций, возглавляемых каунасским архиепи­скопом.

Для меня 1925 год был знаменателен двумя событиями, двумя рождениями. Одним из них было издание журнала. После моего выхода из редакции «Ригос балсас», когда ра­бота в одной газете с Юодвалькисом стала невозможной, воз­никла мысль о создании собственной газеты. Не раз на соб­рании молодежного общества «Рута» мы судили да рядили об этом, однако не решались взяться изза отсутствия средств. Ксендз Юодвалькис и его компания, пользуясь мо­нопольным положением, в своей газете не жалели места для разных клеветнических измышлений и нападок по адресу «Руты» и ее деятелей. Это заставляло нас все чаще подумы­вать о своей газете.

Во время встреч с журналистами я познакомился с ре­дактором латышского иллюстрированного журнала «Неде­ля». Зашел в редакцию. Целые залежи клише, при помощи которых печатались иллюстрации, навели меня на мысль об издании иллюстрированного журнала. Пленяла возмож­ность использовать уже употребленные клише из «Недели» и других журналов. Редактор с охотой согласился одолжить клише за небольшую плату.

Идея такого журнала понравилась моим товарищам ло «Руте». Тем более что выходивший в Литве иллюстрирован­ный журнал прекратил свое существование. Возникала воз­можность распространять журнал и в Литве.

С большой опаской и некоторыми надеждами мы присту­пили к изданию журнала, который назвали «Науяс жодис» («Новое слово»). Его издателем было общество «Рута», а я стал ответственным и фактическим редактором. Первый но­мер вышел в свет 10 апреля 1925 года: тоненький жур­нальчик в восемь страниц со множеством иллюстраций на литовские и международные темы, с короткими статейка­ми и заметками. Но сколько  радости и гордости  ощутили мы, взяв в руки это скромное издание! А главное, что теперь мы могли парировать нападки клерикалов.

Вторым радостным событием было семейное — появле­ние на свет нашего первенца. Геновайте рожала дома, и, ко­гда приблизился критический момент, я едва успел привести акушерку. Через несколько минут она приняла младенца, который оказался мальчиком. Он родился 15 апреля, через пять дней после рождения нашего журнала. В итоге долгих раздумий и обсуждений сына назвали патриотическим име­нем — ВильнюсВитаутас. Он родился здоровым, крепким, хорошо рос и развивался.

Много было радости, но прибавилось немало забот, как общественных, так и семейных. Хотя журнал «Науяс жо­дис» выходил два раза в месяц, его издание потребовало больших усилий. То ли другие товарищи были более заняты, то ли я не умел их привлечь, но почти вся работа опять ло­жилась на меня. Приходилось самому заполнять журнал ли­тературным и публицистическим материалом, самому ис­кать клише для иллюстраций, самому следить за версткой в Типографии, печатать адреса для рассылки подписчикам. Лишь для экспедиции журнала собиралась подмога — не­сколько товарищей, активистов «Руты», которые упаковы­вали, наклеивали адреса и марки, а я отвозил наполненные журналами мешки на почту и в агентство печати для рас­пределения по газетным киоскам.