Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

С АТТЕСТАТОМ ЗРЕЛОСТИ

Уходя от Сметены, я вспомнил о временах германской оккупации, когда он был председателем пресловутой литов­ской Тарибы, созданной с благословения    оккупационны властей. От имени Тарибы он заключил договор о вечном союзе Литвы с кайзеровской Германией. Затем он был од­ним из главных инициаторов избрания принца Вильгельма Ураха королем Литвы. После разгрома кайзеровской Герма­нии Сметону провозгласили в апреле 1919 года первым пре­зидентом Литвы. Но народ не забыл якшания Сметоны с гер­манскими монархистами: его тогдашняя партия пажанги (прогрессисты) не получала ни одного мандата при выборах Учредительного сейма. На выборах в первый и второй сеймы Сметона выступал как кандидат от новой партии — земле­владельцев. Однако народ видел, что это те же раки, только в другом мешке, и опять Сметона и его сторонники провали­лись,

Считая себя единственно достойным поста президента, Сметона был крайне озлоблен, но умел таить свои чувст­ва. Теперь он преподавал в университете, читал лекции по греческой философии. Одновременно редактировал журнал «Вайрас» («Руль»), который вместе с газетой «Летувис» («Литовец») отражал линию партии таутининков.

Ближайшим соратником Сметоны был профессор А. Вольдемарас, возглавлявший первый буржуазный каби­нет министров в ноябре — декабре 1918 года, затем некото­рое время занимавший пост министра иностранных дел. Вольдемарас тоже считал себя обойденным и рвался к вла­сти, надеясь, как и Сметона, пробиться к ней на оппозици­онном коньке.

Интересной и популярной фигурой в тогдашней жизни Литвы был известный писатель — ксендз Ю. ТумасВайжгантас. Этот белоголовый, круглолицый старик с задорным взглядом вел себя весьма демократично, был светским чело­веком, любил пошутить, не избегал острого словца, порой и крепкого ругательства, переходя в таких случаях на поль­ский и русский языки. Как ксендз он прославился своим либерализмом, освящал браки без обязательной по канонам католической церкви исповеди и других формальностей.

— Что поделаешь,— говорил Тумас,— беру грех на себя, а иногда и выговор получаю от своего начальства. А ведь если не повенчаешь, все равно будут жить вместе без брака, а разве это на пользу для веры?

В костел Витаутаса, где он был настоятелем, Тумас при­влекал и маловеровинтеллигентов своими интересными про­поведями, в которых зачастую было мало богословского, но много злободневного, и преподносилось оно в оригинальной форме. Этим Тумас приносил больше пользы католичеству, чем сухой блюститель канонов. Тем более что он прослыл «заступником» и «благодетелем». К нему ходили семьи осу­жденных, прося ходатайствовать перед президентом о поми­ловании, и разные обиженные. Заступался он и за аресто­ванных студентовсоциалистов, а иногда ссуживал литомдругим бедняка, просившего на хлеб.

Когда я зашел к Тумасу, он с юмором рассказал, как ка­който пропойца из молодых писателей только что приходил к нему, прося одолжить пару литов на поллитра водки и за­куску.

— Что ж, пришлось раскошелиться... Сначала я его вы­ругал и хотел прогнать к чертовой матери. Но очень уж убедительно он просил да все аргументировал цитатами из евангелия... Сукин сын, пропойца, а талантик есть! Если не сопьется окончательно, из него может выйти хороший писа­тель,— смеясь, рассказывал либерал в сутане.

Тумас усердно покровительствовал талантам. В каждой выходившей книге выискивал жемчужины, как он говорил. Его и называли «искателем жемчужин».

В своем ответе на анкету Тумас с горечью писал о бес­принципной борьбе разных партий, об «утрате идеалов».

Получив еще ряд ответов на анкету, я вернулся в Ригу. Много ответов было прислано и по почте. Анкета растяну­лась на два номера журнала. В ней было высказано немало премудростей, но мне особенно понравилась фраза, которую написал один из активистов «Руты», Й. Мачюлис: «Я люблю Литву, но, Литва, не позорь меня!»

Весной 1926 года в Литве началась избирательная кам­пания. Все острее разгоралась борьба антиклерикальных сил против правящей клики. Правительство же использовало все законные и незаконные средства для сохранения своих по­зиций. Полиция всячески осложняла созыв собраний и ми­тингов оппозиционных партий. Хадеки за хорошие деньги организовывали из отъявленных хулиганов ударные груп­пы, которые провоцировали скандалы, устраивали побоища.