Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ГРОМ ВОЙНЫ, ВИХРИ РЕВОЛЮЦИИ

Дело доходило чуть ли не до свалки, и собрание кончилось только поздно вечером свер­жением комитетчиков и выборами новых людей из бежен­цев и тех, кто критиковал старые порядки.

В одно из первых послереволюционных воскресений, прочитав в газете о собраниях, я рано утром решил пойти на одно из них. Зал был уже переполнен. Среди организаторов собрания я узнал рабочего Ю. Повилавичюса, брат которого жил рядом с нами. Самый активный оратор, И. Самулёние, говорил, что свержение царизма было победой рабочего класса, но буржуазия будет стараться использовать револю­цию о своих интересах. Поэтому надо создавать демократи­ческие организации, сплотиться для достижения подлинных целей революции. Такой организацией и должен быть Ли­товский демократический союз, который сможет объединить рабочих, а также ремесленников и демократически наст­роенных интеллигентов.

Сразу же возникли споры. Одни предлагали союз назвать просто Литовским, другие полагали, что правильнее было бы создать Союз литовских рабочих, третьи возражали во­обще против создания новой организации и предлагали всем записываться в Литовскую социалдемократическую пар­тию. Один за другим выступали ораторы, аплодисменты звучали после каждого выступления.

Я слушал всех очень внимательно, но трудно было разо­браться, кто же прав и зачем такие острые, даже ожесто­ченные споры. Вдруг мелькнула мысль, что надо и мне вы­сказаться, чтобы положить конец спорам.

Желание высказать свою мысль побороло робость, и я попросил слова. Хорошо помню волнение, которое охватило меня, когда поднимался на  трибуну  произнести  первую в своей жизни речь. Смелость вдруг покинула меня. Пролепе­тав несколько фраз  о  победе  революции и необходимости сплотить все революционные силы, почувствовал,   что мои  ; мысли кудато улетучились и я не нахожу больше слов. По   ; еле долгой паузы добавил, что лучше всего организацию   \ назвать Литовским демократическим союзом. Всетаки ап   : лодировали и мне, хотя сам чувствовал — из того, что соби­рался, ничего и не сказал.

Собрание закончилось принятием постановления о созда­нии Союза рижских литовцев. Большинство присутствовавших, в том числе и я, тут же записались в члены этого союза.  :

Позже я узнал, что Юргис Повилавичюс, Йонас Самулё­
ние и другие организаторы этого союза были социалдемо­
кратами большевиками. Они до войны группировались во
круг рижской правдистской газеты «Вильнис», которую цар
ские власти преследовали, а в начале войны закрыли. Веко
ре как орган вновь созданного союза стала выходить левая
газета «Люосибе» («Свобода»),
       

Но это замечательное для меня воскресенье марта : 1917 года не закончилось вступлением в один союз. Воззращаясь домой, я вспомнил, что на тот же день назначено собрание партии пажанги (прогрессистов), По дороге встре­тил знакомого, который направлялся на это собрание и уговорил меня тоже пойти.

— Там будет ксендз Тумас, он очень интересный чело­век. Есть возможность с ним ближе познакомиться,— гово­рил знакомый.

По газетам я уже знал, что ксендз Юозас Тумас — это популярный писатель, известный под псевдонимом Вайжгантас. Ни одного настоящего писателя мне не приходилось встречать, а тут сразу —Вайжгантас! Конечно, я пошел на собрание прогрессистов.

В просторной комнате сидело человек тридцать. В боль­шинстве интеллигенты, люди солидные — врачи, инженеры, учителя, домовладельцы. Все свое внимание я обратил на ТумасаВайжгантаса. В обычном штатском костюме, а не в одеянии ксендза, он оживленно беседовал, шутил, смеял­ся — как видно,, был душой общества.

Прогрессисты говорили главным образом о будущем Лит­вы, ибо здесь собрались в основном люди, очутившиеся в Риге изза войны. Они хотели вернуться на родину, как только представится возможность.. Высказывалась вера в победу России и ее союзников над Германией, а свержение царского режима порождало надежды на возможность до­биться для Литвы автономии.

ТумасВайжгантас