Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

К НАРОДНОМУ ФРОНТУ

Однако основной темой разговора была гитлеровская агрессия и опасность для Прибалтики. Конечно, вставал главный вопрос: с кем идти, на кого ориентироваться?

—        Только с Германией! Для Латвии в этом не может
быть сомнения! — воскликнул Озолс.— Ни Англия, ни Фран­
ция нам не помогут, нас спасти может только Германия. Нам
по пути хоть с самим чертом, только не с большевиками.

Позиция Озолса была понятна, если вспомнить, что он из Москвы был отозван за какието темные комбинации и имел достаточно причин ненавидеть большевиков. Но интересно рассуждал Ян Беньямин, один из богатейших людей Латвии, совладелец крупнейшей газеты и ряда недвижимостей. И вот что ответил латвийский миллионер:

—        Я с вами не совсем согласен, дорогой тесть. К этому
вопросу я подхожу с двух сторон. С точки зрения моего лич­
ного благополучия, несомненно, больше шансов на стороне
Германии. Но, смотря с точки зрения латышского народа,
я должен высказаться за ориентацию на Советский Союз.
Конечно, в этом случае я могу потерять свое имущество, но
народ будет спасен. А захват Латвии гитлеровской Герма­
нией означал бы гибель народа. В этом нельзя сомневаться,
зная планы и методы Гитлера.

А Гитлер уже протягивал грабительские руки. Одновре­менно с польским ультиматумом и Германия предъявила Литве новые требования, направленные на дальнейшее уси­ление позиций гитлеровцев в Клайпедской области. Гитле­ровцы все наглее вели себя там, создавая националсоциали­стские организации, провоцируя столкновения, в результате которых происходили избиения и даже убийства литовцев. , Советское правительство и советская печать дружески со­ветовали правительству Литвы не ухудшать свое положение новыми уступками, которыми оно надеется умилостивить Германию. Но правительство Миронаса не внимало этим со­ветам. Такую же капитулянтскую политику проводили и державы Запада — Англия и Франция,— заключившие мюнхенское соглашение с Гитлером и Муссолини, надеясь умилостивить захватчиков уступкой чехословацкой Судетской области. Поверив сладким словам Гитлера о том, что после урегулирования судетского вопроса Германия больше никаких территориальных претензий к Европе не имеет, правительство и официозная печать Литвы убаюкивали на­род: никакой опасности, мол, со стороны Германии уже не грозит.

В воззваниях и листовках компартии и сторонников На­родного фронта разоблачалась антинародная политика фашистского правительства, которое скрывало правду от на­рода.

В декабре 1938 года я поехал в Клайпеду на новые вы­боры сеймика. Здесь застал картину полного разгула гитле­ровцев, которые пока назывались «нойманновцами», по фа­милии местного фюрера Нойманна. Организованные ими от­ряды штурмовиков шагали по Клайпеде, распевая нацист­ские песни. Вся предвыборная кампания проходила под гит­леровскими лозунгами. Как дым исчезли даже следы двух старых традиционных прогерманских партий — народной и сельскохозяйственной. Их место заняли прогитлеровские кандидаты. Выборы происходили в атмосфере террора, без­закония. Литовцев избивали и оскорбляли. Всюду открыто провозглашали лозунги в честь Гитлера, выражалась уве­ренность, что «Мемельланд» снова будет германским. Литов­цам было опасно заходить в избирательные участки, охра­няемые штурмовиками, многих не включали в списки изби­рателей. Для подсчета голосов все урны свезли в Клайпеду допечатанными. При подсчете литовских наблюдателей не допускали.

Настоящий шабаш разгорелся на клайпедских улицах, когда гитлеровцы праздновали свою «победу» на выборах. Факельное шествие проходило под крики «хайль, Гитлер!», под угрожающие и оскорбительные для Литвы возгласы. Коегде гитлеровцы устраивали погромы и грабили литов­ские дома.

В клайпедской гостинице я заметил необычное ожив­ление. Кроме журналистов и местных чиновников встреча­лись знакомые политические деятели из Каунаса. Среди них доктор" Ю. Паяуйие, близкий к руководству ляудининков, когдато пытавшийся свергнуть фашистскую власть. Я узнал, что .обсуждается вопрос об издании оппозиционной газеты, которая может в Клайпедской области выходить легально, используя ее автономные права, а в остальной части Литвы распространялась бы нелегально.

— Это будет такой удар по Сметоне и его шайке, что вся егопостройка рухнет,— радостно предвкушал Паяуйие.