Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

К НАРОДНОМУ ФРОНТУ

"Вскоре я уехал в Каунас и с интересом ожидал «удара* из Клайпеды. Действительно, там вышла газета «Жигис» («Действие») с острой критикой сметоновского режима. Но вместе с тем в ней сквозили явная прогерманская направ­ленность и восхваления Вольдемараса. Выяснилось, что это вольдемарасовцы попытались использовать сложное поло­жение, чтобы свергнуть Сметону, а на его место посадить Вольдемараса. Вскоре они вовлекли в свою компанию ляудининка Паяуйиса и некоторых хадекских деятелей, про­возгласив создание «Фронта активистов», именем которого издавалась газета под новым названием «Бендрас жигис» («Совместное действие»). «Активисты» уверяли, что Вольде­марам пользующийся доверием Германии, сможет уладить отношения с Гитлером и спасти  от отторжения Клайпедскую  область. Впоследствии было документально доказано, что вольдемарасовцы цолучали денежную поддержку из се­кретных фондов гитлеровской Германии.

ЦК КП Литвы немедленно разоблачил провокацию вольдемарасовцев, которые совместно с гитлеровцами на клайпедекую приманку хотели заполучить власть над всей Лит­вой. Поняв опасность блока с вольдемарасовцами, ляудининки и хадеки вышли из него, «Фронт активистов» рас­пался.

Агония Клайпеды продолжалась недолго. Правительство Литвы питало иллюзию, что отстоять Клайпедскую область помогут великие державы, передавшие ей эту область. Од­нако даже ближайшие соседи — Латвия, Эстония и Поль­ша — советовали добровольно отдать Клайпедскую область Германии.

Опять приходила весна, опять начинался март. Вспомни­лись прошлогодние переживания и волнения... Австрия, польский ультиматум... Осень 1938 года принесла мюнхен­ский позор, расчленение Чехословакии, у которой Германия отняла Судеты. Хотя никто не верил клятвам Гитлера об от­сутствии   претензий,   хотя   обозреватели   и   предсказывали новые захваты, всетаки внезапный марш 15 марта 1939 го­да в Чехословакию был страшным, неожиданным потрясе­нием.

Сейчас же поползли слухи, что следующим объектом захвата будет Клайпеда. Но еще 17 марта телеграфное агент­ство Германии опубликовало опровержение этих слухов. Че­рез несколько дней, 20 марта, журналисты узнали новость: министр иностранных дел Литвы Урбшис по дороге из Рима приглашен в Берлин. Затем следовало уточнение—он при­глашен к гитлеровскому министру иностранных дел Риббен­тропу. Никто не сомневался: в связи с Клайпедой. Ведь Литва уже раньше предлагала переговоры по клайпедскому вопросу, но Германия не соглашалась. Вероятно, теперь они состоятся.

Вскоре стало выясняться, что это не переговоры, а грубый ультиматум. Риббентроп потребовал немедленной передачи Клайпедской области Германии. В случае сопротивления этим делом займутся не политики, но армия, а где она оста­новится, неизвестно... Пока это были слухи, курсировавшие среди журналистов. Скоро стало известно, что министр Юозас Урбшис возвращается в Каунас.

Рано утром я поспешил на вокзал к берлинскому поезду. Достаточно было увидеть заплаканное лицо жены министра Марии Урбшене, чтобы понять все: Клайпедская область потеряна для Литвы.Спешу домой, чтобы сообщить по телефону эту новость в Ригу, в редакцию газеты. Еще нет официального подтверж­дения о принятии ультиматума. Спустя несколько часов в большом возбуждении звонит Беньямин: оказывается, ми­нистерство иностранных дел Латвии, прочитав в газете мою телефонограмму, всполошилось, ибо оно не имело известий о согласии Литвы на передачу Клайпедской области. Не­много смутившись, заверяю редактора, что не сомневаюсь в достоверности своего сообщения. Вскоре он позвонил еще раз и поблагодарил за оперативную информацию, которая уже подтвердилась.

День 22 марта 1939 года, когда Гитлер захватил Клайпедскую область и единственный порт Литвы Клайпеду, был трагическим днем для литовского народа. Горечь и возму­щение чувствовались повсюду. Всеобщим было требование отставки правительства и коренных изменений, которые могли бы обеспечить сплочение народа для отпора в случае новых опасностей. Как председателя Союза молодежи руководство ляудининков пригласило меня на совещание в квартире Слежявичюса.