Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

К НАРОДНОМУ ФРОНТУ

О таких же митингах и собраниях вести приходили из многих городов и сел Литвы. Вместе с требованиями полити­ческих реформ, ведущих к ликвидации фашистского ре­жима, трудящиеся выражали решимость единодушно встать на защиту свободы и независимости. Видный деятель ком­партии М. Шумаускас на собрании представителей типограф­ских рабочих призывал быть готовыми к борьбе против фа­шистских агрессоров, грозящих поработить Литву. Полит­заключенныекоммунисты заявляли о своей готовности с оружием в руках защищать Литву от фашистских захват­чиков. Более того, из своих скудных средств политзаключен­ные вносили пожертвования в фонд оружия. Это они делали из патриотических чувств и из глубокой интернациональной классовой заинтересованности организовать отпор нашест­вию гитлеровской" Германии — злейшего врага литовского и всего международного пролетариата, злейшего врага Со­ветского Союза.

В дни патриотического подъема я выступал на собра­ниях студентов, рабочих, ездил и в сельские местности. Помню большой, многотысячный митинг в городе Мариямполе. Здесь я выступил с резкой критикой фашистского ре­жима и подчеркивал, что вторжение гитлеровцев в Клай­педу, как и захват Австрии и Чехословакии,— это лишь пер­вые шаги в выполнении далеко идущей программы Гитлера с целью господства над миром. Только сплочение всех ан­тифашистских сил, среди которых самой внушительной яв­ляется Советский Союз, могло бы сорвать выполнение этих агрессивных планов. Нынешнее движение под лозунгом пат­риотического фронта показало, что в решительный момент для защиты независимости возможно объединение всех сил, от христианских демократов до коммунистов, которые пока­зали себя подлинными патриотами, готовыми бороться за свободу Литвы. Поэтому преступлением является держать в тюрьмах коммунистов за их мировоззрение. Отметил я так­же, что, если бы правительство оглядывалось не на Запад, капитулирующий перед Гитлером, а на Восток, гитлеровцы вряд ли осмелились бы так хозяйничать в Клайпеде и захва­тить ее. Слушатели, давно не видевшие таких собраний, встречали выступления с восторгом и часто   аплодировали.

Речи произносили и представители других политических групп. От имени хадеков   выступал их виднейший лидер, ксендз М. Крупавичюс. Как бывший министр земледелия в хадекском правительстве, он говорил о земельной реформе, которую таутининки саботировали, и восстановлении демо­кратии. Характерно, что тот же Крупавичюс тринадцать лет тому назад, в 1926 году, активно содействовал военному пе­ревороту, приветствовал*Сметону и Вольдемараса, захватив­ших власть...

Но период своеобразной «политической весны» скоро за­кончился. Необыкновенная активность народных масс и ра­дикальные требования испугали правящие круги. Данное министром внутренних дел генералом К. Скучасом обещание разрешить создание патриотического фронта не было выпол­нено. Партия таутининков сохранила свое господствующее положение и очнулась от растерянности. В конце июня уезд­ные начальники запретили «дискредитацию государствен­ной власти», а также собрания, демонстрации, забастовки.

Создалось забавное и абсурдное положение: у хадеков и ляудининков имелись представители в правительстве, но их партии и организации оставались запрещенными. На по­лулегальных собраниях руководители этих партий жало­вались, что Сметона их обманул, что их министры никаких реформ и перемен провести не могут, потому что Сметона остается диктатором.

— Нечего удивляться,— говорила Мешкаускене, когда мы обсуждали эти вопросы.— Ведь так называемым оппози­ционерам милее Сметона, чем победа левых, которая может привести к укреплению коммунистического влияния. Это не что иное, как банкротство руководства этих партий, на словах защищающего демократию, а на деле служащего фа­шистской диктатуре.

Весна 1939 года принесла большую трагедию испанскому народу — фашисты нанесли поражение народнореволюцион­ной армии. Все прогрессивные силы мира восприняли это как тяжелый удар. Поддержка республиканской Испании была одной из важных задач и сторонников Народного фронта Литвы.

Среди бойцов интернациональных бригад было свыше ста уроженцев Литвы, которые приехали в Испанию из трина­дцати стран. В их числе и Казис Прейкшас, прибывший из Советского Союза, впоследствии один из руководящих пар­тийных и советских работников Советской Литвы. Добрался туда из Литвы и молодой писательреволюционер Алексас Ясутис (Юльмис), уже раньше сотрудничавший в нашем легальном журнале.

 

кредит госконтракт