Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

НА   ПЕРЕКРЕСТКАХ   ВОЙНЫ ТЯЖЕЛЫЕ МЕСЯЦЫ

Как только гитлеровцы установили свою власть во всей Литве, марионеточное правительство, унич­тожив десятки тысяч прогрессивных людей, должно было бесславно  уйти.

Встретившись с отступившими из Литвы командирами и бойцами, мы узнали о судьбе Литовского корпуса Красной Армии. Одна дивизия этого корпуса, находившаяся в лет­них лагерях, в первые дни войны была окружена и частью попала в плен, а частью рассеялась. Но другая, 179я диви­зия, стоявшая к северу от Вильнюса, сопротивлялась и от­ступала с боями, неоднократно нанося удары фашистам. Помню рассказы начальника политотдела И. Мацияускаса об этих боях. Характерен эпизод со взятыми в плен гитле­ровцами. Пленных водили напоказ, чтобы наши бойцы уви­дели, что это не какието «непобедимые», а обыкновенные, даже жалкие люди.

Многие из эвакуированных, встреченных во время по­ездки по Поволжью и здесь, в Пензе, изъявляли желание вступить в ряды Красной Армии. Но военкоматы еще не имели указания о призыве эвакуированных. ЦК компартии Литвы и Совнарком приняли решение ходатайствовать перед Государственным Комитетом Обороны о создании Литов­ского соединения Красной Армии. В ожидании решения это­го вопроса лишь немногим в тот момент удалось самим всту­пить в  Красную  Армию.

В начале октября по вызову ЦК компартии Литвы я при­ехал в Москву. Но едва появился в здании постпредства, как Снечкус, явно удрученный и встревоженный, сказал:

— Напрасно, бтрлт, поспешил приехать, лучше подож­дал бы.

Оказывается, немцы начали новое наступление и фронт

приближается к Москве. В Москве тогда собрались многие руководящие деятели республики: Снечкус, Гедвилас, Гузявичюс, секретари ЦК Гридин и Прейкшас. Предполагалось развернуть деятель­ность по активизации партизанского движения в Литве, рас­ширению пропагандистской работы. Недалеко от Москвы для переброски в Литву готовилась партизанская группа во главе со вторым секретарем ЦК АдомаеомМескупаеом.

Пришел тяжелый день 16 октября. Из Москвы эвакуи­ровались центральные учреждения. Указание выехать полу­чили, и мы. Вереница машин двигалась с ужасающей мед­лительностью, останавливаясь через каждые пять — десять метров. Угнетала мысль, что враг стоит на пороге столицы. Неужели может повториться история 1812 года?

В Горьком ,мы разделились. Снечкус и Гридин остались там, а Гедвилас, Прейкшас, Баужа, Поздняков поездом по­ехали вПензу.. Меня же направили в Куйбышев поддержи­вать связь с союзным правительством. Вместе с работника­ми ЦК КП(б) Литвы Р. Шармайтисом, Б. Фогелявичюсом, 3. Ломсаргене, постпредом П. Ротомскисом и другими на па­роходе «Микоян» поплыли в Куйбышев. Тем же пароходом направлялись работники Президиума Верховного Совета СССР, которые заботливо относились к нам.

. В Куйбышеве, узнав о моем прибытии, М. И. Калинин пригласил к себе, предложил быть его гостем, пока устроюсь. Городу трудно было сразу обеспечить квартирами всех при­бывших. Первую ночь провел на диване в кабинете Кали­нина. Потом несколько дней ездил на железнодорожный вокзал и ночевал в его служебном вагоне вместе с другими иметь в городе постоянного представителя. Поговорил с уп­равляющим делами Совнаркома СССР  Я. Е  Чадаевым  ™ он выразил  сомнение  насчет  этого  проекта. Перед  отъездом в Пензу решил еще посоветоваться с секретарем ПК А А. Андреевым.

Всех нас обрадовало известие о том, что на Красной пло­щади в Москве происходил традиционный парад войск, ко­торые сразу направились на фронт.

Через несколько дней мы получили комнату в гостинице «Националь».

В Куйбышев приехали Снечкус, Гедвилас и другие това­рищи. Хорошо помню 16 ноября. В этот день нас со Снечкусом пригласил маршал К. Е. Ворошилов. Он сообщил, что вопрос о Литовской дивизии в принципе уже решен. Пред­ложение о создании дивизии поддержали Андреев и Воро­шилов, Сталин тоже выразил свое согласие. Значит, дивизия будет!

Теперь предстояло реализовать решение, укомплектовать дивизию.

—        Вот для этого я вас и пригласил,— сказал Климент
Ефремович.— Нас интересует, на какие кадры мы можем
рассчитывать, где они находятся. Будет ли достаточно ко­

123[4]5