Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

НА   ПЕРЕКРЕСТКАХ   ВОЙНЫ ТЯЖЕЛЫЕ МЕСЯЦЫ

Буря надвигается.— «Здесь уже дру­гие «хозяева»!» Самый длинный день летапервый день войны.Все дальше на восток.По городам Поволжья.Кровавые дела «белотряпочников» в Литве.Эвакуация из Москвы.В вагоне Калинина.Вызов к Ворошилову.Литовская дивизия будет!

О возможности войны с Гер­манией мы думали и говорили не раз. Хорошо знали о том, что союзным правительством принимаются меры по ук­реплению границы. Командующий армией, дислоцирован­ной в Литве, генераллейтенант В. И. Морозов был членом Бюро ЦК компартии Литвы. Руководители органов госбе­зопасности также информировали о возрастающей активно­сти гитлеровской агентуры.

18 или 19 июня 1941 года меня вместе с другими руко­водящими товарищами пригласили на каунасский военный аэродром. Нам продемонстрировали боевую готовность лет­чиков, которые в случае тревоги могли в считанные минуты подняться в воздух, чтобы отразить нападение врага. В эти июньские дни проводились маневры противовоздушной обороны, завывали сирены, по сигналу которых граждане должны были очистить улицы и скрыться в убежища. Это, конечно, вызывало тревогу и беспокойство, создавало на­пряженность.

Однако никто из нас не предполагал, что война уже так близка...

22 июня в шесть часов утра мой сон прервал телефон. Звонят из Центрального Комитета компартии Литвы: не­медленно прибыть. Поскольку такие экстренные вызовы случались не раз, я особенно не удивился. Наскоро одев­шись и никому ничего не сказав, быстро направляюсь в Центральный Комитет. Здесь узнаю потрясающее известие:

началась война, Гитлер вероломно напал   на нас?   Около четырех часов утра германские самолеты разбомбили кау­насский аэродром и уничтожили большинство наших самолетоз.

Время от времени налетают немецкие самолеты. Звучат сирены. Палят зенитки. Под эту канонаду мы слушаем но радио речь Молотова. Он говорит о коварном нападении Гитлера на нашу страну, о бомбардировке советских горо­дов, в том числе и Каунаса. В конце речи звучит фраза, ко­торая впоследствии так часто повторялась: «Наше дело правое, победа будет за нами!»

Начинают поступать сведения о том, что германские вой­ска уже перешли границы Литвы, вторгаются в пределы на­шей республики. Первый секретарь ЦК КП(б) Литвы Снечкус звонит в пограничный город Кретингу. Телефон рабо­тает, но, когда Снечкус просит соединить с уездным комите­том  партии, телефонистка отвечает:

— Здесь уже другие  «хозяева»...

Приходит известие о бомбардировке Паланги — курорт находился всего в четырех километрах от тогдашней гра­ницы с Германией. Как впоследствии мы узнали, во многих местах пограничники оказывали упорное сопротивление. Например, пограничники на заставе КибартайВирбалис сражались до последнего бойца.

Снечкус звонит в Москву, в Ценральный Комитет партии. Он ставит вопрос о вооружении коммунистов, Вечером они уже получают винтовки.

Забегаю домой перекусить. Поскольку идет подготовка к эвакуации семей, предлагаю моим также собираться. Едва успеваем коечто уложить, как приходит указание бы­стро везти семьи на вокзал. Едем. На вокзале толпы людей рвутся к поездам. С большим трудом удается посадить жену и троих детей в битком набитый вагон. Плетеную корзину с одеждой оставляем, семья уезжает только с ручной кладью. Поезд трогается, прощаемся, надеясь, что ненадолго...

Центральный Комитет КП(б) Литвы решил издать воззва­ние к народу в связи с нападением гитлеровцев. Я захва­тил с собой подготовленный проект воззвания. Вернувшись домой, вношу поправки и дополнения. Опять телефонный звонок. Вновь спешный вызов в Центральный Комитет, как говорят, для окончательной редакции воззвания. По дороге з ЦК снова вой сирены — воздушные тревоги с небольшими перерывами продолжались целый день. Центральном Комитете товарищи собрались в комнате первого этажа, а не в кабинете Снечкуса на третьем этаже, как обычно. Оказывается, речь идет не о редактировании воззвания, а о спешной эвакуации Центрального Комитета и правительства из. Каунаса.

[1]2345

 

310 shake review