Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

НА   ПЕРЕКРЕСТКАХ   ВОЙНЫ ТЯЖЕЛЫЕ МЕСЯЦЫ

Командующий армией генераллейтенант Морозов уже третий раз предупреждает о необ­ходимости спешно выехать, ибо он не отвечает за последст­вия. Положение угрожающее: фашистские войска наступа­ют от Алитуса в направлении Вильнюса, и Каунас может быть отрезан. Пробую высказывать сомнения, предлагая всетаки закончить дело с воззванием, а также попытаться еще связаться с Москвой, согласовать вопрос об отъезде. Однако комиссар госбезопасности П. А. Гладков с картой в руках настаивает на немедленном отъезде правительства. Он уверяет, что самое безопасное направление Укмерге — Утена — Зарасай — Даугавпилс, ибо другие пути могут быть отрезаны. Решено отправляться немедленно. Предполагается уехать только на одну ночь и, если позволит ситуация, к утру  вернуться  обратно.

Забегаю домой, захожу в кабинет, оглядываюсь, что взять из письменных материалов. Входит заведующая Приемной Президиума Александра Булотене и с волнением спрашива­ет, каково положение.

— Готовлюсь временно уехать,— отвечаю,— но прошу не поднимать паники, не распространять слухов об этом. Завтра  собираемся  вернуться обратно.

Спешу к машине, едем в ЦК. У здания ЦК нет ни одного автомобиля. Вся правительственная колонна уже уехала из Каунаса. Нагоняем ее примерно в десяти километрах от го­рода.  Встречаем наши войска, направляющиеся в сторону Германии, это укрепляет надежду, что враг будет отбит. Но вскоре начинаются воздушные налеты, гдето падают бом­бы, виднеются горящие деревенские дома. Услышав приб­лижение самолетов, мы выскакиваем из машин и ложимся на обочины, в канавы. Иногда пролетающие немецкие само­леты поливают шоссе из пулеметов.

Перед отъездом из дома я успел предупредить секретаря Президиума С. Пупейкиса, он вскоре присоединился" к нам, и наши  обе  машины  держались  вместе.

Приехав в ближайший город Укмерге, наскоро совеща­емся и решаем ехать дальше, в Утену. Вот уже последний пункт Литвы — Зарасай, у самой латвийской границы. Оста­навливаемся в лесу за городом. Большое красное солнце клонится все   ниже. Наступает ^странная тишина. Темнеет. Закончился самый длинный день лета,. первый день  войны.

На следующее утро, 23 июня, обосновались в укоме пар­тии. Решено, что я останусь в Зарасае, а первый секретарь ЦК Снечкус и председатель Совнаркома Гедвилас поедут в сторону Каунаса. Вскоре из Укмерге Гедвилас сообщил, что дорога, кажется, свободна, Каунас еще не занят немцами ч он попытается пробраться туда. Гедвилас просил найти за­местителей председателя Совнаркома Гловацкаса и Вайшнораса. Разыскав их, направил в сторону Каунаса.

Между тем уже в это утро по радио передавалось сообще­ние о том, будто Советская власть в Литве свергнута и соз­дано новое правительство во главе с бывшим послом в Бер­лине полковником К. Шкирпой и его заместителем Ю. Амбразявичюсом. Нам неясно было, откуда ведется передачато ли с каунасской радиостанции, то ли из Кенигсберга, но это сообщение вызвало переполох во всей Литве. Подняли го­ловы притаившиеся антисоветские элементы, с оружием в руках стали действовать диверсанты. В помощь им гитле­ровцы сбрасывали на парашютах воздушные десанты.

В Зарасайский уездный комитет звонили из разных мест, просили помощи против диверсантов. В некоторые волости мы направили вооруженные группы из республиканского актива, а также из  местных товарищей.

Из Каунаса прибывало все больше беженцев. Приехало несколько машин с работниками милиции. Вернулся Гедви­лас. Он рассказал, что доехал только до Ионавы, добраться до Каунаса не было возможности. Колонну военных и легко­вых машин, в которой ехал Гедвилас, по дороге обстреляли диверсанты. В этой перестрелке погиб заместитель предсе­дателя Совнаркома и председатель Госплана Литовской ССР Пиюс Гловацкас. Среди жертв обстрелов с воздуха были известный революционер Ю. Мозелис и сын председателя оргкомитета профсоюзов Ю. Стимбуриса. Тяжело раненных, их доставили в даугавпилсский госпиталь, где Владас Стимбурис скончался, а Мозелис выздоровел. Впоследствии он был расстрелян гитлеровцами.

Вскоре вернулся Снечкус и сообщил, что положение ста­новится все более опасным, оставаться в Зарасае нецелесооб­разно. Решили покинуть последний пункт Литвы и пере­ехать в латвийский город Даугавпилс. В тот же день на него беспрерывно налетали немецкие бомбардировщики, старавшиеся разбомбить мост через реку Даугаву. Однако нам уда­лось проскочить благополучно.

1[2]345