Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ПОСЛЕ ОККУПАЦИИ — ВЛАСТЬ СОВЕТОВ

И как мы ликовали, когда пришло известие о заключе­нии 3 марта 1918 года мира между Советской Россией и Германией!

После заключения мира я получил разрешение вернуться в Ригу. Пленные товарищи восприняли это как первую лас­точку их скорого освобождения. А смекалистый русский солдат Андрей Винокуров, один из моих наставников на жизненном пути, навсегда остался в памяти как хороший друг и товарищ.

В середине 1918 года мы, рядовые граждане, черпали сведения о мировых событиях из газет, которые подвергались


немецкой военной цензуре и старались внушить веру в несо­крушимую мощь Германии. Немецкие оккупанты забира­лись все глубже на территорию бывшей царской России. Под видом помощи разным белогвардейским правительствам они проникли в Крым, пробрались на Кавказ. Газеты сообщали о борьбе между большевиками и разными генералами, о за­говорах, о восстаниях. То появлялись, то опровергались со­общения о свержении Советской власти, в руках которой ос­тавалась все меньшая территория.

Будучи уверенным в своей победе, правительство Герма­нии продолжало подводить политическое и юридическое обоснование аннексии стран Прибалтики. В Риге был собран ландтаг из лифляндских и эстляндских баронов, который по­становил создать Балтийскую монархию. В ответ на обраще­ние литовской Тарибы кайзер Вильгельм II издал указ о провозглашении Литвы независимым государством, связан­ным с Германией рядом конвенций, которые фактически пре­вращали ее в вассальное германское государство. Кайзер Вильгельм готовился посадить на престол новоявленных мо­нархий своих сыновей и других родственников.

Впоследствии стало известно, что Тариба избрала коро­лем Литвы вюртембергского принца Ураха, предложив ему имя Миндаугаса II под тем предлогом, что род Урахов в дав­ние времена якобы имел какието родственные связи с ди­настией литовскопольских монархов. Принц Урах принял предложение, согласился с условиями выработанной Тарибой конституции и стал готовиться занять королевский трон в Литве. К Ураху ездили прелат К. Олыпаускас и ксендз Ю. Пурицкис, которые информировали будущего короля о положении в Литве, даже стали обучать его и семью литов­скому языку.

Литовские буржуазные политики считали избрание ко­роля чуть ли не революционным шагом, ибо делали это, не согласовав с правительством Германии, установив с Урахом тайные сношения. Рассказывают, что родственница предсе­дателя буржуазной литовской Тарибы А. Сметоны помещи­ца Я. Хадакаускайте отвезла Ураху проект конституции, спрятав его в ботинке.

Однако эти монархические комбинации лопнули, когда начали разваливаться фронты.

Первым рухнул фронт на Балканах, где вышла из строя Болгария, которую король Фердинанд Кобургский запряг в германскую колесницу. Германия лишилась союзника, а


Фердинанд лишился трона. Недолго продержалась и отре­занная от Германии Турция. Волнения начались в АвстроВенгрии, а затем вспыхнула буржуазнодемократическая революция в Германии, кайзер Вильгельм бежал в Голлан­дию.

Пока реакционеры сговаривались с оккупантами о зака­балении народов, революционные силы сплачивались для их освобождения. Моя мать, приезжавшая ко мне в Слампе, рассказывала о происходящих в Риге демонстрациях, кото­рые рассеивались ружейным огнем. Производились много­численные аресты. В Риге действовал большевистский коми­тет социалдемократов Латвии, который организовывал де­монстрации, выходило несколько нелегальных газет, выпу­скались листовки против оккупантов. Несмотря на террор, действовали подпольные организации во многих городах. В мае 1913 года в Риге состоялась нелегальная Вселатвийская конференция большевиков.

В Литве, как и в Латвии, оживлению революционной дея­тельности помогало начавшееся после заключения Брест­ского мира возвращение беженцев из России. Среди них бы­ло много участников революции и активных большевиков.