Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ПОСЛЕ ОККУПАЦИИ — ВЛАСТЬ СОВЕТОВ

Между тем политическое положение Латвии вновь изме­нилось. Укрепление немецкого влияния на штыках герман­ских наемников было не по душе странам Антанты, прислав­шим в Прибалтику свои военные и политические миссии. Ко­гда «железная дивизия», ландесвер и другие немецкие войска стали продвигаться в глубь Лифляндии и подходить к границам Эстонии, они натолкнулись на сопротивление бур­жуазной армии Эстонии и латышских частей, созданных в Северной Латвии. В дело вмешалась миссия Антанты, кото­рая заставила генерала фон дер Гольца вывести «железную дивизию» из Лифляндии и уйти из Риги, а ландесвер — за­нять линию фронта против советских войск.

Вместе с «железной дивизией» на германских грузовиках в Елгаву уехало и марионеточное правительство Ниедры. В  Ригу  из  Лиепаи   на  пароходе   «Саратов»   возвратилось правительство Ульманиса, которое поддерживала Антанта. Ульманис и другие руководящие политики заверяли, что не­зависимая Латвия будет государством свободы и демокра­тии, его основы  выработает  на  демократических  началах избранное Учредительное собрание. В Национальном совете, выполнявшем роль временного парламента, были представ­лены многие партии, в том числе партия меньшевиков. Од­нако положение было неустойчивым. Вся Курляндия остава­лась под властью германских  наемников.  Там из бывших военнопленных организовывались какието белогвардейские армии, готовившиеся к наступлению на Страну Советов. Чер­носотенные главари этих банд в своих газетах даже прави­тельство Ульманиса называли большевистским и грозили смести его, ставя целью воссоздать   «единую,  неделимую» царскую Россию.

Известия, приходившие из Литвы, показывали, что и там борьба против интересов народа шла под лозунгами «сво­боды, демократии и народоправия». Сколачивая свою ар­мию, правительство Слежявичюса обещало провести демо­кратическую земельную реформу, наделить землей всех, кто пойдет в армию добровольцем. Однако добровольцев было мало, и пришлось объявить мобилизацию. Приток в армию значительно усилился, когда нависла опасность со стороны панской Польши. Основывая свои претензии на Люблинской унии 1569 года, объединившей Литву и Польшу в одно государство, правители Польши считали Литву своей провинцией. Все нахальнее вели себя и белогвардейские банды, главарем которых объявился некий П. БермонтАвалов.

Недавний ревнитель монархии Сметона теперь был про­возглашен президентом, а премьерминистров и правительств успело смениться несколько. На местах решающее влияние оказывали ксендзынастоятели, которые стремились к расправе не только с большевиками, но и вообще с людьми про­грессивных взглядов, особенно с атеистами. На севере Лит­вы, как и в Курляндии, власть находилась в руках немец­кого командования и белогвардейцев. Там бесконтрольно свирепствовали и такие изверги, как бывший польский ле­гионер помещик П. Плехавичюс, собственноручно расстрели­вавший всякого, кого только называли большевиком. Жесто­ким террором буржуазия укрепляла свою власть. Во многих местах применялось телесное наказание — порка. Приходи­ли вести о десятках и сотнях расстрелянных.

Последний опорный пункт  Советской  власти в Литве — Зарасай — был занят 25 августа 1919 года.