Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ВПЕРЕД   ИЛИ   НАЗАД?; ВРЕМЕННАЯ СТОЛИЦА

Особенно рев­ностно служившие хадекскому режиму работники удале­ны, а новых, надежных людей недостаточно. Были да­же предложения полностью ликвидировать политическую полицию, которая, мол, не нужна при демократическом строе. А теперь оказалось, что служба безопасности необхо­дима.

Впоследствии я узнал, что о готовящемся перевороте Слежявичюсу непосредственно и конкретно сообщал один служащий авиационного полка, а также полпред Совет­ского Союза С. С. Александровский.

Вскоре после разговора с Борткявичене мне впервые до­велось присутствовать на съезде политической партии. Это был съезд ляудининков, открывшийся 6 декабря. Здесь вновь прозвучали заверения премьерминистра Слежявичюса о том, что правительство сумеет любой силе противо­поставить силу и одолеть все опасности как слева, так и справа. Будут пресекаться незаконные действия как фа­шистов, так и коммунистов. Он отметил, что к тюремному заключению до шести месяцев приговорены некоторые участники демонстрации 13 июня, но будут приняты меры и в отношении действий полковника ГригалюнасаГловацкиса и его газеты за фашистские призывы. Пригрозил пре­мьер и хадекам, которые ведут подрывную работу, не гну­шаясь использовать костелы для агитации против прави­тельства.

Более 300 делегатов аплодировали Слежявичюсу, осо­бенно когда он говорил о борьбе против фашистов. С одоб­рением встретили сообщение премьера о заключении с Со­ветским Союзом договора, которым укреплялись дружест­венные отношения с великой страной социализма.

Выступления в прениях были бурными и острыми. В центре внимания находился вопрос о борьбе против фа­шизма и клерикализма. Целый ряд ораторов упрекали пра­вительство за поблажки фашистам и реакционерам. На­звав политику правительства «керенщиной», депутат сейма А. Торнау потребовал выполнения предвыборных обеща­ний, иначе народ отвернется от правительства, как от дема­гогов. Торнау отметил, что правительственный аппарат и армия слабо очищаются от фашистов.

Некоторые делегаты говорили, что вожди ляудининков оторвались от народа, не слышат гласа народа, не знают его дум и настроений. Речи лидеров партии и министров они сравнивали с «соловьиными трелями». А делегат К. Мелькикас, обращаясь к Слежявичюсу, откровенно сказал:

— Если вы и дальше будете продолжать такую либе­ральную политику по отношению к фашистам, то они скоро снимут  с  вас  штаны.

В разговорах с делегатами я чувствовал, что в народе глубоко залегла тревога за судьбу республики, за те ростки демократии, которые удалось отвоевать у клерикальной реакции.

Слышались голоса возмущения: правительство и суд на­ходят законы, чтобы подвергнуть коммунистов суровым на­казаниям, а открытые призывы фашистов и хадеков к свер­жению правительства, к перевороту остаются почти безнака­занными.

Через несколько дней после съезда ляудининков произо­шло событие, которое как бы подтверждало, что антифаши­стские настроения и решения были учтены правительством. Сообщалось об аресте полковника ГригалюнасаГловацкиса, о конфискации нового номера его газеты «Таутос валя» и ее закрытии до решения суда. Фашиствующий полковник при­влекался к ответственности за распространение клеветниче­ских слухов, подрывающих дисциплину в армии, за оскорб­ление правительства и призывы к его свержению, за неза­конное присвоение звания полковника.

Хадеки и фашисты в связи с арестом ГригалюнасаГло­вацкиса подняли невообразимую шумиху, обвинив прави­тельство в преследовании патриотов, а этого лжеполковника превозносили как героя войны за независимость. Незадолго перед "тем хадекская газета поместила провокационную за­метку о «наплыве красноармейцев в Каунас». В ней утверж­далось, что в каунасских магазинах и на улицах показались подозрительные люди, расхаживающие группами по 10— 15 человек и открыто называющие себя приезжими из Мо­сквы. Это, мол, переодетые красноармейцы... Распускались самые невероятные слухи для того, чтобы убедить легкове­ров в сущестновании «красной опасности» и возбуждать на­род против правительства.

Новую бурю среди сил реакции вызвал арест другого военного оппозиционера, известного держиморды и палача майора Плехавичюса.