Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ДО ПОЛНОЙ ПОБЕДЫ

Им Литва и так была небогата, а теперь в развалинах лежали основные электростанции — вильнюсская, каунасская и петрашюнская, да и клайпеддзкая частично разрушена. Выручали электропоезда, дизель­ные движки, восстанавливались менее потерпевшие неболь­шие электростанции.

По сравнению с прибалтийскими соседями — Латвией и Эстонией — наша республика оказалась в более сложных условиях. Достаточно напомнить вопрос о столице. Ведь в течение 20 лет правительственные учреждения  буржуазной власти размещались во временной столице Каунасе. После освобождения правительство обосновалось в полуразрушен­ном Вильнюсе, где все приходилось начинать заново. К тому же жители Вильнюса за последние десятилетия настолько привыкли к многочисленным сменам власти, что все проис­ходящее нередко казалось им случайным, временным. Ха­рактерный эпизод рассказывал мне Гедвилас. Когда его за­меститель Вайшнорас впервые пришел в здание банка, пред­назначенное для размещения Совнаркома, старый сторож его встретил такими словами:

— Приветствую в этом здании шестнадцатую власть, ко­торую встречаю здесь с царских времен!

Но и это не все. Столица сильно опустела. Около ста ты­сяч вильнюсцев погибло во время войны. Значительная часть поляков или считавших себя поляками из Вильнюса и восточных районов республики, согласно договоренности о взаимной репатриации, переселилась в Польшу. Столице требовались новые жители, которые подняли бы ее из руин.

Клайпедская область, захваченная Гитлером в 1939 году и включенная в состав Восточной Пруссии, сейчас напоми­нала пустыню. Отчасти поддавшись панике под влиянием гитлеровской пропаганды, отчасти, насильно угнанное, как немецкое, так и литовское население Клайпедской области очутилось на Западе. Из более чем 150 тысяч жителей об­ласти осталось не более тысячи. Надо было вновь заселять этот край...

Да, трудностей и сложностей немало.

Промышленность в Литве была развита слабо, рабочий класс малочислен. Нужда, безработица, условия буржуазнофашистского господства заставили самую активную часть го­родского и сельского пролетариата — около ста тысяч чело­век — еще в 20—30е годы эмигрировать в заморские страны или соседние государства.

Многие коммунисты и комсомольцы погибли на фронтах, в партизанских отрядах, другие были истреблены в годы ок­купации. Не хватало испытанных, закаленных кадров. Вна­чале пришлось опираться в основном на несколько сот ра­ботников центральных учреждений республики и слушате­лей курсов партийносоветских работников, а также на ак­тив из возвращавшихся эвакуированных граждан.

Попрежнему сильными оставались позиции католи­цизма, что составляло специфику нашей республики. Реак­ционная часть католического духовенства, особенно его руководящей верхушки, словом, а иногда и делом выступала против Советской власти, что создавало дополнительные сложности.

Еще в то время, когда Литва была разделена фронтом, ге­стапо забрасывало в тыл Красной Армии для подрывной ра­боты хорошо обученных агентов. На курсы для подготовки диверсантов и шпионов гитлеровцы набирали самых отъяв­ленных головорезов. Таким образом, еще во время войны начали создаваться диверсионные группы и банды, орга­низовалось националистическое подполье. Руководителями банд обычно становились ярые реакционеры и клерикалы — бывшие офицеры литовской буржуазной армии или бывшие полицейские, прошедшие гестаповскую школу, участвовав­шие в кровавых делах. Немало туда попало гитлеровских солдат и офицеров, особенно эсэсовцев, избежавших плена. Некоторые банды даже носили имя Гитлера. Питательной средой нацподполья были не успевшие убежать гитлеров­ские пособники, бывшие полицейские, солдаты и офицеры распавшихсяотрядов Плехавичюса. Попадались и малодуш­ные, которые скрывались от мобилизации в Красную Ар­мию, а ставших нелегалами затягивали в банды. Национа­листические банды и подполье поддерживали кулаки.

Война в Европе кончилась, но в Литве наступали далеконе мирные дни... Продолжалась кровавая, острая классовая борьба. Литовская реакционная буржуазия, пресмыкавшая­ся перед злейшими врагами народа — гитлеровцами, еще раз показала свое звериное лицо, жестокую ненависть к тру­дящимся, взявшим власть в свои руки.