Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ДО ПОЛНОЙ ПОБЕДЫ

— Выборы! Какие тяжелые были первые выборы,— на­поминает Бимба, очевидец первых послевоенных выборов в Верховный Совет  СССР  в  1946  году.

Действительно, теперь даже трудно представить, как не­легка была предвыборная кампания. Националистическое подполье прилагало все усилия, чтобы угрозами и террором запугать избирателей.

Вспоминаем с Бимбой совместную поездку на предвыбор­ные митинги в моем избирательном округе, в Паневежский и Рокишкский уезды. Он по дороге посетил и родные места в Рокишкском уезде. В этих уездах националистам не уда­лось развить особой активности. Однако и здесь мы могли убедиться, что работа по организации выборов и трудна, и опасна. Избирательные участки повсюду охранялись, но коегде их обстреливали.


Агитаторы, а также сами кандидаты в депутаты прила­гали ьсе усилия, чтобы предвыборная кампания стала все­объемлющей, всенародной политической школой,

8а месяц я объездил города и села моего избирательного округа, более тридцати раз выступал на предвыборных ми­тингах, встречах с избирателями. На некоторых собраниях присутствовал и Бимба. Он с интересом знакомился с совет­ской демократией на практике, выступал с приветствиям:! от прогрессивных организаций американских литовцев.

Многие зпизоды из предвыборной кампании приходят на память в этот тихий вечер на берегу Немана.

— А трагедия с Оной Сукацкене! Никогда не югу о ней забыть. Какая это была светлая личность! Подлые убкчцы! — восклицает Биыба.

Да, мы были потрясены, чртая пясычо Опы Сукацкене. Учительницу сельской школы, мать двоих детей, О ну Сукацт.еке избрали председателем участковой гюсттатеГьчой ко миссии. С горячностью полаялась за работу, проясня­ла списки избирателей, беседовала с ними, разъяснена пэоядол голосования, распространяла плакаты и лозунг з. По раз приходили письма с угрозам., Одчажды з школу на­грянули бандиты, еорзали и сожгли развешанные в классах плакаты и портреты, грозили расправой, еслч с:.а будет продолжать агитацию за Советскую власть. Она Сукашеене не испугалась. Яа собрании при встрече с кандида­тами она смело 1 иступила, призывала но бояться никаких угроз I в день выборов единодушно проголосовать за счаст­ливое  будущее  своей  Родины

Вскоре после этого собрания, 3 февраля 1946 года, гнус­ные убийцы застрелили Ону Сукацкене на глазах у ее детей.

Предчувствуя недоброе, Она Сукацкене написала письмо секретарю Лаздийского у кома. Это письмо, пазватгаое ею за­вещанием, пришло уже после смерти доблестной патриотки, В письмезавещании она  писала:

«.„Идет борьба между двумя могучими и сильными про­тивниками, а я на линии огня... Приближается день, когда мои соотечественники решат судьбу свою и своего народа. Я понимаю, что 10 февраля должно решиться светлое совет­ское  будущее  нашего народа.

Как много еще неосознанности и темноты кроется в на­роде. Многие честно выполняют возложенные обязанности, но есть и такие, которые о новой жизни ничего слышать из хотят... Агитационная работа с первыми проходит легко... и я уверена, что загрубевшей от работы рукой они опустят свое решение в избирательный ящик. Мне нетрудно говорить с ними, объяснять важность зовущей их обязанности, о том, каким светлым и ясным будет их завтрашний день. Они все, как один, все побратски, рука об руку пойдут в избиратель­ный участок отдать свои голоса. А что касается вторых — остается вопрос. Если я была бы мыслью, каждому из них я наглядно изобразила бы понятие этого важного дня; если была бы каплею крови — проникла бы в их сердце и, стру­ясь по их жилам, осветила бы любовью к своей Родине, ее красоте, понятием подлинного долга.

Созову еще четыре раза граждан своего избирательного участка, буду им объяснять и рассказывать то, что считаю необходимым им сказать, а потом — пусть убивают меня те, кому я враждебна. Только об одном прошу вас: если услы­шите, что я убита — знайте, что я любила только свою Ро­дину, только она одна была достойна моей жизни и моей любви.