Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ДО ПОЛНОЙ ПОБЕДЫ

Приходилось со всей строгостью подходить и к наруши­телям порядка, встречавшимся среди советских, партийных работников. За пьянство и нарушения законности были сняты несколько председателей волостных исполкомов и парторгов. В советские органы иногда проникали враждеб­ные элементы и совершали провокационные действия.

Но в огромном большинстве на опасную работу сельского активиста шли преданные и отважные люди. Нередко им приходилось выдерживать настоящие сражения. Так, пред­седатель Кроснасского волостного исполкома Кулбокас и четырнадцать народных защитников вели упорный бой с крупной бандой.

Немало советских и партийных работников пало жертвой в таких боях, еще больше было убито изза угла. В одной из поездок в Лаздияй мне показывали место, где из засады бан­диты недавно застрелили парторга Лейпалингекой волости. От рук бандитов пал комсорг лейпалингекой гимназии, как еще назывались средние школы. О зверской расправе бан­дитов и неимоверной их жестокости мне рассказывали в Пренайской волости. Бандиты убили пятнадцатилетнюю Мозурайте лишь за то, что она сестра комсорга гимназии.

Литовские буржуазные националисты в своих планах пи­тались теми же иллюзиями, за которые до последнего дыха­ния цеплялись Гитлер и его фашистская свора. Они надея­лись, что вскоре после разгрома гитлеровского рейха нач­нется драчка между союзниками, что западные державы во главе с США начнут войну против Советского Союза. В каж­дой размолвке, в каждом споре между Советским Союзом и его союзниками по войне буржуазные националисты видели подтверждение своих надежд. Тем более что изза границы упорно раздували слухи о неминуемой и близкой войне.

А какое ликование, какой взлет надежд у буржуазных националистов возбудила печально знаменитая фултонская речь Уинстона Черчилля! Им казалось, что их мечты сбы­ваются, что вотвот десанты англоамериканских или еще какихлибо войск высадятся в Клайпеде и вновь на чужих штыках, как в 1919 году, буржуазия сможет восстановить свое господство над литовским народом.

Если фултонская речь Черчилля (говорю это, забегая вперед) положила начало «холодной войне», то в Литве она отозвалась новыми потоками горячей крови, которой не жа­лели бывшие гитлеровские головорезы. Некоторые бандит­ские отряды носили имя Гитлера — теперь же появились отряды имени Черчилля. Небезызвестный палач рабочих и крестьян, главарь фашистского переворота Плехавичюс, устроившийся барменом в захудалом американском пивном баре, воскликнул:

— Наконецто британский лев проснулся! Трижды ура Черчиллю! Теперь каюк большевикам! Пусть мою боро­ду выдерут по волоску, если я к Новому году не буду в Литве!

Эти восторги реакционеров поддерживались не только словами, но и делами вдохновителей «холодной войны». Раз­ведки ряда западных стран приняли активное участие в на­лаживании связи реакционных эмигрантских организаций с националистическим подпольем, в снабжении бандитов ору­жием, амуницией, радиопередатчиками, деньгами. Над Лит­вой, Латвией и Эстонией стали появляться американские са­молеты, сбрасывающие диверсантов, связных, боеприпасы.

Как бы в ответ на эту активность Запада, в литовской реакционной эмигрантской печати, а также в некоторых ино­странных газетах стали появляться сенсационные «побед­ные реляции».


 


Просматривая эмигрантские газеты, вдруг с удивлением читаю просто потоком хлынувшие сообщения о «боевых подвигах национальной партизанской армии» в Литве. Точно в сводках с фронтов войны, день за днем печаь с^ ния о «сражениях» с полками, даже с целыми Дивизиями Красной Армии, о «блестящих победах», о подбитых броне­транспортерах, о захваченных мотоциклах... Почемуто рас­пространителям этих «уток» особенно полюбились мото­циклы, которые они «захватывали» сотнями каждый день.

Такие мюнхаузенские реляции имели одну Цельвы­просить побольше подачек у покровителей, которые требо­вали активных действий, усиления борьбы.