Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

К НАРОДНОМУ ФРОНТУ

Были и такие требования: отделить церковь от государ­ства и школу от церкви, ввести гражданскую метрикацшо. провозгласить свободу совести, обеспечить всеобщее началь­ное обучение, оказывать государственную помощь бедноте

в учебе.

Платформа антифашистского Народного фронта была принята Коммунистической партией и комсомолом Литвы, организацией Красной помощи, левыми ляудининкавш. Союзом молодежи и антифашистскими группами беспартий­ной интеллигенции.

Между всеми этими событиями, в середине 1936 годя, мне удалось побывать в Германии. Я воспользовался тем, что в связи со Всемирной спортивной олимпиадой в Берлиг.е проезд по  железной дороге  для  журналистов  удешевили. Хотелось познакомиться с западным миром. Попутчиком оказался журналист из местных немцев О. Гильдебрандт, который помог сориентироваться на первых порах.

Прибыв в Берлини обратившись в квартирное бюро при вокзале, получил ордер на проживание в частной квартире. Вдова Рау потеснилась со своей семьей и одну небольшую комнатку отвела гостям олимпиады за довольно скромную плату.

Сама олимпиада меня мало интересовала. Случайно до­став билеты, видел только второстепенные соревнования по боксу: в громадном зале ожесточенно дрались два малень­ких представителя Азиатского континента. Видел еще сен­сационный бег Оуэнса, когда знаменитый негр первым пре­одолел дистанцию 100 метров. Но в это время я был не на стадионе, а на пышной выставке достижений Германии, В одном из павильонов толпа обступила аппарат со светлым, мерцающим экраном. Тогда это было чудом, которое мы сейчас называем обыкновенным телевизором. В передаче — одной из первых в мире, транслированных прямо со стадио­на,— мы все ясно видели, как негритянский атлет показал свою черную спину арийцам. Публика — и на стадионе, и в павильоне — свистела, переживала, возмущалась. На дру­гой день берлинцы тайком рассказывали друг другу, что Гитлер, взбешенный поражением немцев, так резко вскочил со стула, что тот отлетел в угол, и спешно покинул стадион...

Меня интересовал сам Берлин, его музеи, зрелищные учреждения, а главное — хотелось ближе увидеть жизнь на­рода, почувствовать его настроения после трехлетнего гос­подства гитлеровцев. Целыми днями я ходил по улицам, ездил в трамваях, автобусах, заходил в дешевые кафе, бесе­довал с рядовыми берлинцами.

Хозяйка квартиры фрау Рау жила с двумя дочерьми и младшим сыном. Семья рабочая, видно, всего добилась с трудом, но квартира обставлена прилично. Иногда вечерами бывал старший сын, приходили родственники, пожилые люди, тоже рабочие. Разговоры вертелись вокруг житейских гем о возрастающей дороговизне, о новостях с олимпиады, о делах на работе, старшие вспоминали эпизоды из минувшей войны. Говорить о политике явно избегали. Однажды оба сына фрау Рау пришли навеселе, как вид­но, побывав в пивной, куда они заходили довольно часто. Стали рассказывать о хорошо проведенном вечере в компа­нии друзей. Спорили о преимуществе пива «киндл» перед

Ю. Палецкис


«шултхейсом», по обыкновению, политические споры не возникали. Когда старший сын сделал вывод, что жизнь понемногу улучшается, я решил спросить:

Выходит, вы довольны нынешним правительством?

Что у нас общего с правительством? — ответил млад­ший.— Знаем лишь то, что каждое утро надо идти на работу, потом, усталые, возвращаемся, а то заходим в пивную.

А десять лет тому назад такой квартиры фрау Рау не имела, сосиски были плохие, пиво и того хуже, а сигары совсем дрянь, да и в пивную редко заходили, не до того было,— отозвался старший Рау.

Выходит так, что, кто обеспечит немцев хорошим пи­вом, сочными сосисками и душистыми сигарами, тот вы­играет битву за Германию. Так ли? — поиронизировал я.

Вроде этого... Да еще порядок немцы любят, поря­док — орднунг — превыше всего,— подтвердил старший.