Приятного прочтения!

В ДЕРЕВНЕ

Кстати, об этих прудах и прудиках. В каждой деревне их несколько, иной раз — довольно много. В них совершают омовение и ловят рыбу, у их гхатов — кирпичных, каменных или просто утрамбованных глиняных ступенек — почти всегда что-нибудь происходит. Одна жительница деревни придет сюда что-либо выстирать, другая прибежит набрать воды для мытья посуды, часто— особенно жарким летом —тут шалят и плещутся дети. Воду для приготовления пищи и для питья женщины носят в кувшинах на голове и берут ее из колодца, как правило общественного или принадлежащего ряду хозяйств. Из-за длительных засушливых периодов такой колодец должен быть достаточно глубоким, а это стоит дорого, так что одному человеку его не «поднять». Питьевая вода сохраняется на удивление холодной в простом кувшине из обожженной глины с узким горлышком, который называется кальси.

Пища здесь чрезвычайно простая и состоит главным образом из тех продуктов, которые крестьянин выращивает на собственном поле, в саду, на грядках возле домика, а иногда и из того, что ему удается поймать в пруду. Основа питания — рис. Его готовят разными способами и приправляют множеством пряностей, подчас весьма острых, и овощами. Мясо — баранину и изредка дичь — здесь употребляют очень редко, обычно лишь по праздникам. Чаще на стол попадает рыба. Меню дополняют мучные лепешки, фрукты и сладости, в Бенгалии весьма любимые; чаще всего они приготовляются из молока, финикового сахара и кокосовой муки или творога. Из жиров преобладает самый дешевый — горчичное масло. Его не слишком приятный запах вместе с дымом от сушеного коровьего    навоза    постоянно    стоит    над каждой деревней и представляет собой ее характерную ароматическую черту. Единственная    роскошь, которую обычно позволяют себе жители деревни,— это бетель   и табак. Бетель жуют чаще всего после еды и приготовляют его сами из листа бетелевого перца, растертого   с пастой из негашеной извести и смесью толченых орешков и кореньев; это способствует пищеварению и действует как весьма умеренный и   совершенно   безвредный наркотик.  Табак  курят   или   в   маленьких   самокрутках,   называемых биди, или из водяной   трубки — хука. Алкоголь здесь встретишь редко — на такую роскошь не хватает средств. Зато часто курят коноплю или опиум, однако настоящих наркоманов    мало.    Чаще,    как   ни странно, наркоманами становятся бродячие «святые люди» — садху.

Деревни и их жители отличаются и местными   особенностями, которые не заметишь с    первого   взгляда, потому что для правильного их понимания одного зрения недостаточно. В мединипурском    крае,    например, много деревень разных автохтонных индийских племен, совокупно называющихся адиваси, т. е. «первые жители», от остальных индийцев их    отличают    этническое: происхождение, внешний облик, привычки. Больше все го тут санталов. Хотя их выдает   более   темный    цвет; кожи, но и некоторые   бенгальцы   ненамного   светлее. Легче узнать санталов по одежде их   женщин — конец сари у них переброшен через грудь и засунут   за   пояс — и по визгу поросят почти в каждом домишке; свинина, строго запрещенная индусам и мусульманам, для санталов — одно из наиболее желанных блюд.

Мусульманскую деревню    обычно    определишь    по небольшой мечети. Мусульманки в этой части Индии не отличаются от индусок   ни   пардой — покрывалом,   ни прочей одеждой; зато мусульмане-мужчины носят бороду и усы и никогда не надевают дхоти — кусок полотна, который индусы обматывают вокруг талии и бедер, что напоминает какие-то широкие, открытые сзади штаны. Вместо этого они обматывают вокруг бедер такой    же кусок материи наподобие длинной юбки, во время работы его стягивают между ног, и получается нечто похожее на весьма удобные шорты.

О книге:

Известный чехословацкий индолог Душан Збавитель в 1979 г. по приглашению правительства Индии посетил штат Западная Бенгалия для получения почетной премии Р.Тагора. Автор живо и достоверно воссоздал атмосферу "жаркого" лета 1979 г., ставшего "одним из ключевых моментов в истории Индии".