Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ВПЕРЕД   ИЛИ   НАЗАД?; ВРЕМЕННАЯ СТОЛИЦА

Как же с ее намерением «вы­бить социалистическую дурь» из его головы? Не без внут­ренней улыбки я смотрел на благообразного министра, ко­торый напоминал не то сельского ксендза, не то кельнера, а должен   был   выполнять   в   правительстве   роль   «твердой

руки».

На сцену вышел президиум сейма во главе с седоголо­вым председателем И. Стаугайтисом. Позвонив и подождав, пока зал утихнет, он предоставил слово Слежявичюсу  для ответа на запрос, который должен был сыграть роль тяжелой артиллерии против  хадекской оппозиции.

Слежявичюс говорил о том, что премьеры хадекского пра­вительства тратили народные деньги из фондов, предназ­наченных для «непредвиденных расходов», на нужды своих партий, разных клерикальных обществ и близких им групп. Большое движение поднялось среди депутатов и публики, когда Слежявичюс стал перечислять эти суммы. В виде субсидий выдано обществу святой Зиты — 80 тысяч литов, гимназиям католического общества «Жибурис» — 145 ты­сяч, женской католической организации — 67 тысяч, изда­тельству католической газеты «Ритас» — 25 тысяч, газете «Эхо» — 115 тысяч, хадекской Федерации труда — 32 ты­сячи, обществу рабочих святого Иосифа — 15 тысяч, католи­ческому студенческому союзу — 27 тысяч литов и т. д. Громкий смех и возмущение вызвало упоминание о епис­копских посохах, на приобретение которых выплачено 25  тысяч  литоз...

Общая сумма этих расходов составляла около миллиона литов. Но то была лишь часть подобных издержек, ибо фонд премьера был секретным, отчетные документы унич­тожались. Все это показывало, что клерикалы на государст­венные средства смотрели как на свои и широко использо­вали их для материального укрепления своих партийных и идеологических организаций.

Во время речи Слежявичюса с левых стульев слышались возгласы:

— Под суд их! Преступники! Казнокрады! Подлые свя­тоши!

Неубедительно прозвучала речь бывшего премьера Вистраса, который объяснил, что понятие «непредвиденные рас­ходы»  неопределенное...

Ряд депутатов выступили в поддержку правительства и требовали предания суду виновных в разбазаривании госу­дарственных средств. Однако в принятом решении говори­лось лишь о возвращении тех сумм, которые были выданы «заимообразно ».

После затянувшегося до ночи заседания сейма мы, не­сколько журналистов, зашли в ресторан поужинать и поде­литься впечатлениями.

— Это только цветочки, ягодки будут впереди,— гово­рил хорошо информированный журналист Л. Жоффер.— Вообщето никто и не выяснит, какие махинации делались при власти хадеков. Но еще предстоят новые крупные ра­зоблачения. Одна лишь деятельность Карвялиса чего стоит!


Жоффер рассказывал, что финансовые магнаты Вайло­кайтисы при хадеках получали денег сколько им вздума­ется, точно государство было их частным банком. В прош­лом году они получили в виде займа 750 тысяч литов, а в текущем году, перед выборами, при помощи махинаций за счет казны были покрыты долги одного принадлежавшего им предприятия — тоже в размере 750 тысяч литов. На по­стройку мясокомбината Вайлокайтисы получили 7 миллио­нов литов ссуды, между тем как новоселам и крестьянам на всю Литву было выдано всего 2 миллиона литов. И это все при активном содействии бывшего министра финансов П. Карвялиса. Неудивительно, что сам Карвялис за корот­кое время стал собственником хорошего поместья, а вскоре и фабрикантом. Таким же образом очень быстро разбога­тел  и Петру лис.

Новостью для меня были рассказы журналистов о заботе, которую правительство хадеков проявило о помещиках. Так, князь Радвила получил десятки тысяч литов взаймы, дру­гому князю — Васильчикову — правительство разрешило вырубить значительную площадь леса как вознаграждение за отчужденную землю, миллионы выплачены наследникам графа Нарышкина и многим другим помещикам.

Разговор кончился, когда уже начинало светать. На ал­лее Лайсвес мы наблюдали обычную, но для меня непривыч­ную картину. Из ресторана выходили пьяные. К мужчинам приставали уличные девицы. Они часто кричали и, не поде­лив добычу, переругивались между собой.