Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ЗАРЯ НАД ЛИТВОЙ

От имени трудящихся Минска нашу делегацию привет­ствуют начальник цеха вагоноремонтного завода Райко и курсант военного училища Большаков. Затем я обращаюсь к гражданам Советской Белоруссии, благодарю за теплую встречу. Напоминаю о совместной борьбе литовцев и бело­русов в 1918—1919 годах против империалистов. Враждеб­ные силы тогда сделали все, чтобы разъединить наши на­роды. На протяжении 22 лет нас отделяла стена буржуазной Польши. И вот мы снова вместе, плечом к плечу будем про­должать строительство социализма.

Опять гром аплодисментов, возгласы, оркестр играет «Интернационал». По ликующим улицам Минска, прово­жаемые теплыми напутствиями, отправляемся в дальней­ший путь. И на территории России наш специальный поезд на станциях встречают трудящиеся с флагами, цветами, ре­чами,  на  которые  отвечаем  попеременно   мы   с  Людасоы

Гирой.

В нашем качающемся, несущемся навстречу Москве доме оживленно не только на станциях. Тут многие старые знако­мые впервые встретились после долгих лет, когда они были разлучены, находились в разных буржуазных тюрьмах и концлагерях. Иные вообще не были знакомы. Здесь и ре­волюционеры — коммунисты Людас Адомаускас, Каролис Диджюлис, Антанас Снечкус, И. АдомаеМескупас, Мотеюс Шумаускас, Пранас Зибертас, Бируте Абдульскайте. Рядом с министром обороны генералом Винцасом Виткаускасом — молодой солдат Викторас Диткявичюс. Члены комиссии — поэты, писатели Людас Гира, Пятрас Цвирка, Антанас Венцлова, Стасе Вайнейкене (Саломея Нерис уехала в Москву раньше), а также министр сельского хозяйства Матас Мицкис, представители рабочих и крестьян — Марите Кутрайте, Казис Петрауекас, Юозас Демскис, Пранас Петраускас.

Мы делимся впечатлениями о первых шагах Советской власти, о реализации решений Народного сейма. Есть о чем поговорить в пути министру сельского хозяйства Мицкису с крестьянами, которые особенно интересуются первыми ша­гами земельного переустройства.. — Ни дня промедления,—говорит Мицкис.— Работа по подготовке земельного передела уже в полном разгаре. По­всюду создаются уездные и волостные комитеты из бедняков и малоземельных, которые вместе с представителями власти проведут передел земли. Если буржуазия «земельную ре­форму» тянула долгие годы, так и не закончив, то мы наш революционный передел земли завершим в течение несколь­ких месяцев...

—        Ас каким энтузиазмом взялись рабочие за национа­
лизацию фабрик — любо смотреть! — восклицал Шумаус­
кас, возглавлявший тогда возрожденные профсоюзы.— Сами
рабочие на многих фабриках немедленно создали группы
охраны, взяли под контроль все ценности, следят за тем,
чтобы бывшие собственники не нанесли убытка предприя­
тиям. Всюду царит примерная дисциплина и организован­
ность. С первых дней началось социалистическое соревнова­
ние за повышение производительности труда.

Среди других декретов и постановлений правительства перед отъездом я подписал декрет о проведении национали­зации банков на основании принятой Народным сеймом дек­ларации. В связи с этим выяснилось, что перед своим бег­ством за границу Сметона увез из Государственного банка чемодан, набитый английскими фунтами, шведскими кро­нами и, кроме того, прихватил 10 тысяч американских дол­ларов. Эти деньги были взяты из банка незаконно, лишь на основании личного согласия премьерминистра Меркиса.

Да, характерная картина получается,— смеется Цвир­ка.— Засучив штаны, с мешком захваченных американских долларов Сметона переходит вброд речку и бежит к своему покровителю Гитлеру... Заслуженный позорный конец обан­кротившегося диктатора, который так кичился своим пат­риотизмом, преданностью и любовью к народу.

Вероятно, уезжая, он горько жалел о том, что перед бегством ему не удалось вызвать братоубийственную вой» ну,— добавляет генерал Виткаускас.— Ведь Сметона хотел во что бы то ни стало послать войска против Красной Армии, уйти за границу во главе дивизии или хотя бы полка. Еще по дороге к границе он пытался через убежавшего с ним военного министра Мустейкиса вывести полк, стоявший в Мариамполе, но и это не удалось. Не только сознательные солдаты, но и патриотически настроенные честные офицеры цдбыерады были возмущены диктаторским режимом Сметоны и искренне обрадовались его свержению.