Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ЗАРЯ НАД ЛИТВОЙ

Впоследствии я писал о трех знаменательных днях не­обыкновенного для литовского народа лета 1940 года — 15 июня, 21 июля и 3 августа:

Светлые три солнца — нам три дня великих,—

Это — день июня, торжество свободы;

День, когда на сейме в громозвучных кликах

Счастье утверждалось волею народа.

Также дня вовеки не померкнет слава,

Край когда наш малый стал страной большою,

Как в дворце Кремлевском, древнем, величавом,

К солнцу поднялись мы с гордою душою.

Уж не сиротинка ты, Литва родная,

Ты дубочек крепкий средь друзей дубравных,

Вырастаешь, гордо голову вздымая,

Ты в стране великой равная средь равных.

(Перевод Д. Бродского)

 


Следующие два дня именинниками были наши соседи. Вместе со всеми депутами мы приветствовали вступление в Советский Союз еще двух республик — Советской Латвии и Советской Эстонии.

Теперь, когда принципиальный, основной вопрос был ре­шен, предстояло перейти к практическим делам. И у нашей делегации, и у соседей возникла мысль о необходимости встречи с руководством Советского Союза. После окончания сессии я позвонил В. М. Молотову и от имени делегации вы­разил пожелание встретиться с ним и со Сталиным.

— Да, мы тоже полагаем, что необходимо встретиться. Думаю, что это сможет произойти в ближайшие дни,— ска­зал Молотов.

Это произошло. Нас пригласили в Кремль.

Подъезжаем к зданию, где работает правительство Со­ветского Союза. Впервые идем по длинным коридорам Еторого зтажа. "В нашей группе руководящие товарищи из ЦК КП Литвы — Снечкус, АдомасМескупас, Диджюлис, члены правительства, среди которых кроме меня генерал Виткаускас, министр просвещения Венцлова, министр сель­ского хозяйства Мицкис, руководитель профсоюзов Шумаускас.

После короткого ожидания в приемной нас приглашают в кабинет. Просторная светлая комната со стенами, облицо­ванными деревянными панелями. В конце кабинета пись­менный стол, а другой длинный стол тянется вдоль окон.

Нас встретил И. В. Сталин, стоявший посреди кабинета. Он приветливо поздоровался. Затем мы пожали руки на­ходившимся здесь же В. М. Молотову, А. А. Жданову и А. А. Андрееву. Можно понять, какое волнение переживали мы в этот момент. Сталин... Это имя уже давно стало леген­дарным. О нем пели песни, слагали стихи и поэмы. Повсюду его портреты, бюсты, статуи. Не было речи, которая не за­канчивалась бы величанием Сталина,— его называли вели­ким и мудрым вождем, отцом и учителем... Каждая речь, каждая статья Сталина воспринималась как вершина муд­рости и непререкаемая директива. Сталин как бы олицетво­рял собою всю Коммунистическую партию, всю Советскую страну. «Сталин — это Ленин сегодня» — эти слова Анри Барбюса часто повторялись как самая авторитетная оценка роли и значения Сталина.

Хотя мы осознавали огромное значение Сталина, его ру­ководящую роль в партии и государстве, нам вначале странньш казалось такое возвеличение личности, преклонение, граничащее с низкопоклонством. Это както не вязалось с де­мократичностью советского строя, каким мы его представ­ляли. Казалось, что сам Сталин не должен был допускать такого преклонения и возвеличивания. Но он, видимо, свыкся и считал это в порядке вещей, как вскоре свыклись и мы, полагая, что такое отношение к вождю партии к народа имеет значение для единства и сплочения трудящихся на выполнение великих задач строительства социализма и за­щиты Родины. Мы слышали о нем, изучали его выступле­ния. На сессии видели издалека.