Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

С АТТЕСТАТОМ ЗРЕЛОСТИ

Поживем — увидим, как бывшая оппозиция будет выполнять свои предвыборные обещания.

Паулюкявичюс называл себя максималистом, но, как впоследствии оказалось, был человеком коммунистической идеологии, распространял воззвания компартии, за что от­бывал тюремное наказание в Литве. Приехав в Ригу, он стал активным деятелем «Руты».

Теперь, после выборов,, родились новые надежды. Хоте­лось верить, что в Литве произойдут перемены.

Правда, носились слухи, что хадеки не уступят власти и прибегнут к диктаторским методам. Но этого не случилось: в положенный срок президент А. Стульгинскис открыл засе­дание первой сессии третьего сейма. А на следующем засе­дании был избран президент республики, которым стал ли­дер ляудининков доктор К. Гринюс.

Наряду с вопросом о создании нового правительства ши­рокий интерес вызывало громкое политическое дело «куо­пининков» — рабочей группы («Дарбининку куопа»). Дело возникло еще в 1922—1923 годах, на выборах в первый и второй сеймы, когда были выставлены списки кандидатов рабочей группы, поддерживаемые нелегальной компартией Литвы. Чтобы воспрепятствовать избранию этих кандида­тов, все они подверглись аресту. Без суда часть «куопининков» пробыла в тюрьме более трех лет. Дело 92 участников группы теперь слушалось в военном суде, и после почти трехнедельного процесса всех подсудимых оправдали. На приговоре явно отразилось веяние времени.

Окончание дела «куопининков» было отмечено крупной демонстрацией в Каунасе. Большая толпа рабочих встрети­ла освобожденных из тюрьмы «куопининков» и проводила до Народного дома, где состоялся митинг. На следующий день — 13 июня — произошла большая демонстрация, вы­званная увольнением с временных работ 200 безработных, а также желанием приветствовать политических заключен­ных. Демонстранты с пением революционных песен, «Интер­национала» прошли по главной улице Каунаса — аллее Лайсвес (Свободы).


Мирную демонстрацию рабочих хадеки постарались ис­пользовать для компрометации своих победивших противни­ков. Охранка быстро сориентировалась и послала в среду демонстрантов агентов, набивших руку на провокациях. Они подстрекали демонстрантов к насильственным действиям, сбивали шапки у прохожих, провоцировали драки и другие хулиганские выходки.

Буржуазные газеты, особенно хадекские, подняли неве­роятный шум вокруг демонстрации, происходившей за день до образования нового правительства. Они изображали де­монстрацию как репетицию коммунистического восстания, требовали арестов и репрессий против коммунистов. Самым «популярным» для реакционной печати был эпизод с шап­кой, которую какойто хулиган сбил с головы старика, ока­завшегося отставным генералом от ветеринарии Й.Ю. Булотой. Эту генеральскую шапку расписывали на все лады, и она стала излюбленным коньком агитации против нового правительства.

Новое правительство сколачивалось с большим трудом. Ввиду большой сложности политического и экономического положения никто, кроме властолюбивого адвоката М. Слежявичюса, не пожелал войти в правительство. Только по ре­шению ЦК партии ляудининков и социалдемократов были распределены министерские портфели. И то премьеру Слежявичюсу пришлось занять не только пост министра юсти­ции, но и временно возглавить министерство иностранных дел. Вакантным оставался пост министра путей сообщения.

Вскоре стало известно, что министром внутренних дел стал социалдемократ Владас Пожела. В связи с этим мне вспомнилась одна встреча во время поездки в Каунас. Както пришлось зайти в гости к знакомому социалдемократу Й. Пакалке, возглавлявшему крупное кооперативное обще­ство. Когда заговорили о будущих выборах, Пакалка выска­зал уверенность, что оппозиция одержит победу, но соста­вить правительство будет нелегко. А особенно трудно придет­ся социалдемократам. Их лидер С. Кайрис вряд ли захочет войти в правительство, другой лидер, К. Белинис, может быть лишь бухгалтером, а не министром. Мог бы Владас Пожела...

— Что ты говоришь! — воскликнула жена Пакалки.— Какой из Владаса Пожелы социалдемократ, одно только на­звание... Жена, немка или датчанка, так взяла его в свои руки, что он даже вспомнить о своем социалдемократство боится: Едва они поженились, как она сказала: «Смотри, чтобы никакой социалдемократии в моем доме не было».