Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

С АТТЕСТАТОМ ЗРЕЛОСТИ

Придя на место митинга, мы увидели уже немало собрав­шихся, но еще подождали, пока наполнится весь довольно Ьбширный двор. Я старался не выдавать волнения, такого сильного, что начали дрожать коленки. Но вот председатель­ствующий объявил, что слово предоставляется журналисту, редактору литовского журнала из Риги. Взобравшись на стол и уже поборов волнение, произношу первые слова. Свою речь обдумывал еще дома и по пути, записал коекакие мы­сли, но здесь было неудобно заглядывать в бумажку.

Со всей страстностью говорил о судьбах народа, обману­того своими правителями. Напомнил, что, призывая народ бороться за независимость, хадеки, как и другие буржуазные партии, провозглашали лозунги свободы, демократии, равенства, обещали крестьянам землю, рабочим работу, за­являли, что Литва будет страной благоденствия, страной без господ и рабов. Все это оказалось обманом. Пользуясь ми­зерным большинством в сейме, хадеки превратили Литву в рай для богачей и ханжей, в ад для бедняков, в тюрьму для борцов за прогресс и свободу. Республика для них — доход­ная лавочка. Здесь я привел примеры нашумевших скан­дальных историй. Всем известна спекуляция сахарином и другими товарами, которые под видом дипломатического багажа целыми вагонами провозились в Москву. Между тем виновник этой спекуляции, бывший министр иностранных дел ксендз Ю. Пурицкис, наживший крупное состояние, был недавно судом оправдан. Таких дел много, но они будут окончательно вскрыты только в том случае, если народ свергнет засилье хадеков, позорящих Литву.

Говоря о земельной реформе, привел пример соседней Латвии, где реформа была более радикальной. В Литве же хадеки заботились не об обеспечении безземельных и мало­земельных, но о том, чтобы не обидеть помещиков. В то время как беднота живет впроголодь, помещикам выплачи­вают миллионы. Касаясь вопросов культуры, я говорил о том, что в Литве царит мрак и запустение изза господства черных сутан, ибо хадеки даже школы превращают в рас­садники мракобесия.

—        В Литве,— говорил я,— ксендзы хотят держать чело­
века в своем подчинении от рождения до смерти. Они стре­
мятся превратить Литву в папскую колонию, хотя политика
Ватикана противоречит интересам литовского народа. Яркий
пример — папская булла о создании пяти епископств, кото­
рая означает для Литвы отказ от Вильнюса.

Я чувствовал, что моя взволнованность передается и слу­шателям. Все, даже местные полицейские, слушали внима­тельно, иногда раздавались аплодисменты.

После окончания речи председательствующий предложил задавать вопросы. И сейчас же послышалось:

—        Скажите, правильно ли делает полиция, если она тща­
тельно охраняет хадекские митинги и разрешает сколько
угодно ругать их противников, а срывает митинги других
партий, лишь кто поострее затронет теперешнее правитель­
ство? — спросил ктото из гущи слушателей.

Этот вопрос мог привести к конфликту с полицией. От­ветил осторожно: дело полиции следить за порядком, но не


вмешиваться, если не допускается нарушения установлен­ных законов.

Другие вопросы тоже поддерживали и обостряли на­строение против правящей партии. Один рабочий спросил: может ли полиция нагайками усмирять бастующих батра­ков в помещичьих имениях? Этот вопрос дал мне возмож­ность еще раз остро покритиковать политику хадеков, явно защищающих интересы помещиков, между тем как справед­ливая власть должна встать на защиту трудящихся.

Взглянув на полицейских и заметив, что они шепчутся между собой, подумал, что они могут сорвать митинг. Ста­раясь избежать недоразумений, которые могли бы воспре­пятствовать моему возвращению в Ригу, я поспешил закон­чить митинг и призвал всех голосовать за кандидатов оппо­зиции.

Прибывший   из   Шяуляя   представитель   ляудининков А. Бразюлис просил меня приехать в следующую субботу и провести митинг гденибудь в районе. Я   согласился. При­быв в Шяуляй, направился в редакцию  журнала «Культу­ра», где обосновался штаб  оппозиционного  предвыборного блока. Здесь мне предложили  поехать в  село  Мешкуйчяй для проведения двух митингов.