Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

С АТТЕСТАТОМ ЗРЕЛОСТИ

Среди таких наемников печальную известность приобрел не­кий пропойца Поворотникас. Излюбленным его приемом было огорошить оппозиционного оратора неожиданной вы­ходкой. Во время выступления на митинге из толпы вдруг раздавался неистовый крик:

— Граждане! Что вы его слушаете? Это же известный вор — он у моего дяди кобылу украл!

 Возглас Поворотникаса подхватывали окружавшие его молодчики, наступало замешательство, начиналась пере­бранка, а то и свалка. Вмешивалась полиция и закрывала митинг за нарушение порядка.

Оплотом правящей партии была католическая церковь. Костелы превратились в агитпункты, в которых проводилась открытая агитация за хадеков, а оппозиционные партии изо­бражались как враги церкви и бога. Ксендзы с амвона уве­ряли, что в случае победы оппозиции начнется хаос, безбож­ники будут разрушать церкви, искоренять веру, преследо­вать верующих.

Лидер хадекской Федерации труда К. Амброзайтис в кругу своих единомышленников провозглашал:

— Победим на выборах — власть будет в наших руках, потерпим поражение — все равно власть будет нашей.

Об этой позиции хадеков вскоре стало широко известно. Компартия предупреждала, что они для сохранения своей власти могут прибегнуть к вооруженному путчу, перевороту.

Против хадеков сплотились все остальные литовские пар­тии — социалдемократы, лаяудининки, таутининки, сель­ские хозяева, хотя интересы этих партий были далеко не одинаковыми. Группы национальных меньшинств тоже в значительной мере были настроены против хадеков, прово­дивших шовинистическую политику.

С большим интересом и волнением я следил за предвы­борной борьбой. Вдруг получаю письмо из Каунаса. Пишет депутат Б. Жигялис. Напоминая о нашем разговоре в Риге и высказанной тогда мною решимости бороться против кле­рикалов, он предлагал выступить на предвыборных митин­гах в Литве. Это явилось для меня неожиданностью. Одна­ко, долго не раздумывая, я добился разрешения от школь­ного начальства отлучиться на несколько дней.

Активисты «Руты» тоже горячо советовали мне поехать и внести свою долю в борьбу против клерикальной реакции. В эту борьбу включились все прогрессивные силы. Стало известно и о том, что компартия Литвы призывает не бойко­тировать выборы, а активно в них участвовать, ибо важнее всего теперь покончить с господством клерикалов. В воззва­ниях компартии допускалась возможность голосовать за спи­сок социалдемократов, если не будет более левых списков, но в наказах кандидатам следовало выдвигать требования, направленные на защиту интересов рабочих и крестьян, га­рантии демократических свобод.  А главное  требование — случае победы оппозиции не допускать в правительство хадеков. Компартия придерживалась мнения, что создание правительства социалдемократов и ляудининков всетаки было бы некоторым прогрессивным шагом, ударом по клери­кальной реакции. Однако нельзя забывать, что оппортуни­стическое руководство этих партий всегда склонно к прими­рению с хадеками, особенно в случае роста революционного движения пролетариата.

В ближайшее воскресенье я уже был в литовском местеч­ке Ионишкис, связался с местной организацией ляудинин­ков и отделом примыкавшего к этой партии Союза молоде­жи Литвы. Организаторы предвыборных собраний сообщи­ли, что митинг будет во дворе местного кинотеатра и начнет­ся вскоре после окончания богослужения, чтобы могли прий­ти и те граждане, которые посещают костел.

Что, с бочки придется говорить? — спросил я, вспом­нив модное слово «бачкишшкай» («бочкари»), как тогда на­зывали митинговых ораторов.

Нет, не с бочки. Со стола,— ответили мне организа­торы.

Ионишкяйцы выражали уверенность, что население на­строено благоприятно для левых, никто не сомневается, что хадеки на выборах потерпят провал. Правда, они проводят активную агитацию, угрожают оппозиционерам, называют их большевиками и безбожниками. Если оппозиционеры не­достаточно подготовлены и не обеспечены крепкой поддерж­кой своих сторонников, то агенты хадеков пытаются сорвать их митинг. Но в Ионишкисе им это не удается, ибо здесь ле­вые силы достаточно крепки. Однако друзья предупредили, чтобы говорил я осторожно и не давал полиции повода для срыва митинга.