Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

К НАРОДНОМУ ФРОНТУ

Спустя два года американский литовец летчик Ф. Вайткус пытался выполнить то, что не удалось Дарюсу и Гиренасу. Он долетел до Ирландии, где был вынужден призем­литься изза плохой погоды. В Каунасе чествовали Ф. Вайткуса как покорителя Атлантики.

А в моей личной и трудовой  жизни — свои   проблемы, свои «атлантики». Увеличилась семья — в ноябре 1933 года родилась дочь Герута. Еще в 1929 году ввиду растущих фи­нансовых трудностей я вступил в издательское товарище­ство, которое переняло   журнал «Науяс жодис». Издатель­ством фактически руководил писатель Ю. Пятренас. Он раз­вил кипучую деятельность, привлек в дело директора почты А. Сруогу, владевшего типографией и цинкографией. Вско­ре   товарищество   стало   издавать   еженедельник   «Диена» («День»), ежедневную газету   «Диенос  науенос»   («Новости дня»), юмористический журнал   «Вапсва» («Оса»).  В  виде приложения к «Науяс жодис» издавалась библиотека книг. Для увеличения тиража Пятренас  придумывал  лотереи, в которых читатели могли выиграть разные вещи, даже авто­мобили.

Из маленькой комнатки издательство «Науяс жодис» пе­реместилось в большой по тем временам дом на центральной улице Каунаса, напротив Государственного театра драмы и оперы. Солидно выглядели большие вывески с названиями всех изданий и типографии «Мянас» («Искусство»), Редакция привлекала к участию в своих изданиях нема­ло известных писателей и поэтов. На страницах «Науяс жо­дис» печатались произведения Саломеи Нерис, Б. Сруоги, Людаса Гиры, П. Цвирки, Т. Тильвитиса, К. Бинкиса, Ф. Кирши, А. Грицюса, первые литовские стихотворения Юргиса Балтрушайтиса. Постоянными сотрудниками были пи­сатели Йонас Марцинкявичюс, Йонас Шимкус, Л. Янушите.

Все это выглядело внушительно и солидно. Однако вско­ре; оказалось, что тиражи и доходы растут не так быстро, как ожидалось, а расходы разбухают сверх ожидания. Работы было много, даже ежедневную газету делали всего дватри человека. Несколько месяцев мне пришлось нести эту ношу, работали ночью — газета выходила по утрам. Затем я один редактировал еженедельную газету «Диена». Поскольку ежедневная газета приносила большие убытки, ее закрыли. Трудно было и с другими изданиями. Затягивалась выдача зарплаты рабочим типографии и цинкографии, а служащим и сотрудникам часто приходилось довольствоваться обеща­ниями.

Газеты и журналы издательства «Науяс жодис» счита­лись независимыми. Большинство редакторов критически относилось к фашистскому режиму. Нам удавалось прота­скивать сквозь цензурные рогатки то критическую статью, то карикатуру, бичующую мещанские нравы или уродливые явления из жизни «высшего общества», то заметку о поло­жении рабочих и крестьян, то очерк о Советском Союзе. Од­нако с ухудшением финансового положения наметилась тен­денция подлаживаться под линию таутининков, откровенно намекалось, что спасти издательство могут только солидные кредиты и субсидии. Это означало, что, официально про­должая независимую линию, издания будут поддерживать правительство и партию таутининков.

На заседании издательского товарищества был поставлен вопрос о привлечении новых членов — деятелей правитель­ственной партии. Не намереваясь редактировать издания правительственной партии, я заявил об уходе из этой ком­пании. Однако даже правительственные финансовые «инъек­ции» не спасли положения, издательство вскоре разорилось. Это было еще одно свидетельство печального положения пе­чати в Литве.

Имея больше времени, решил заняться литературной ра­ботой. Я давно интересовался историей последних десятиле­тий царского режима в России и стал собирать материалы в частной библиотеке Балошера, где имелись и советские кни­ги,: в университетской библиотеке. Не совсем ясно представ­ляя, во что выльется этот труд, хотел найти такую форму, чтобы он заинтересовал читателя и прошлое перекликалось

бы с современностью.

А события в Литве вновь становились бурными и нару­шали довольно мирно протекавшее правление свояков. Так народ называл Сметону и премьерминистра Тубялиса, же­натых на сестрах из помещичьего рода Хадакаускасов. Этих сановных родственников и их фашистских приверженцев значительно подбодрили перемены в соседних Прибалтий­ских республиках. В мае 1934 года произошел переворот фа­шистского толка в Латвии, где премьерминистр Ульманис при поддержке армии распустил сейм и взял всю власть в свои руки, объявив себя президентом. Нечто подобное про­изошло и в Эстонии. Там власть поделили между собой пре­зидент Пяте и командующий армией генерал Лайдонер.