Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

УРОКИ ШКОЛЫ И ЖИЗНИ

Диапазон был обширный — от пиления и колки дров до столярных, слесар­ных и малярных работ, до смоления толевой крыши. Все отец умел делать сам, а я старался ему помогать и трудился по мере сил.

Отец часто поговаривал, что недолго остается ему жить, но, пока еще есть силы, он хочет огородить дом и весь уча­сток новым забором, сделать крепкие ворота и вместо обык­новенного колодца соорудить насосный.

— Теперь могу спокойно умереть,— говорил отец, когда эти работы были закончены.

Строя новый колодец, отец спускался на дно, вычерпы­вал воду, которую ведрами поднимали наверх. Он весь про­мок, простудился. С тех пор начал болеть. Тогдато он поза­ботился о завещании. Будучи уверен, что мать выйдет после его смерти замуж, он старался в завещании всячески защи­тить мои права и назначил опекунов, которые заботились бы обо мне до совершеннолетия.

В воспоминаниях промелькнула картина смерти отца, у постели которого я был до последнего его вздоха. После по­хорон и скромной тризны мы остались вдвоем с матерью. Заканчивалась осень 1912 года, и мне было в ту пору трина­дцать лет.

Одно время казалось, что предсказание отца сбудется, моложавая вдова скоро выйдет замуж. Но один кандидат в женихи оказался горьким пьяницей, а с другим она не пола­дила изза ребенка, которого он имел, тоже недавно овдо­вевший. Так мама и осталась вдовой.

Уже во время болезни отца я стал его заменять во всех работах по дому и ремонту, а мать мне помогала. Так это продолжалось и после смерти отца. Со временем я стал все более тяготиться надоедливой и нелегкой работой. Особенно трудно было белить потолки, до устали водить кистью, за­кинув голову. Приятнее было починять и смолить крышу, хотя возня со смолой удовольствия тоже не приносила. Все больше я стал подумывать о самостоятельной работе. Отцово наследство становилось тяжелой обузой.

Хорошо, что всетаки находилось время для чтения. Ме­нялся книгами со знакомыми мальчишками. Один из них, сын дворника в барском доме, после отъезда хозяев на лет­ние каникулы снабжал книгами из их богатой библиотеки. Любил   я  листать   иллюстрированные   журналы,   особенно «Ниву», «Природа и люди», а также читать приложения к этим журналам.

События в мире разгорались. Еще при жизни отца нача­лась первая балканская война 1912—1913 годов между Бол­гарией, Сербией, Грецией, Черногорией, с одной стороны, и Турцией — с другой. За ее ходом следил главным образом по бойкой и дешевой петербургской «Газетекопейке». Затем стал выпрашивать деньги на «Журналкопейку», потом и на «Всемирную панораму». Вскоре остановился на журнале «Огонек», который собирал год за годом, вплоть до окку­пации Риги германцами в 1917 году. Собранные годовые комплекты «Огонька» я переплетал самодельным образом.

Самоучкой, путем чтения, шаг за шагом пополнял я свои знания, расширял кругозор. Не довольствуясь случайно по­лучаемыми книгами, решил записаться в ближайшую го­родскую библиотеку. При библиотеке был читальный зал, здесь я имел возможность просматривать разные газеты и журналы. Приятно вспоминать вечера, проведенные в этом большом, светлом зале, где господствовала полная тишина.

1234[5]