Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ВПЕРЕД   ИЛИ   НАЗАД?; ВРЕМЕННАЯ СТОЛИЦА

Докладчик 3. Толюшис заявил, что договор — важный вклад в дело защиты мира. Международное положение Литвы укрепляется как раз в то время, когда руководи­мые Пилсудским польские империалисты бряцают оружием. Кроме того, признается право Литвы на столицу Вильнюс, между тем как конференция послов Антанты закрепила Вильнюс  за  Польшей.

Примечательно, что активным защитником договора проявил себя лидер таутининков А. Вольдемарас. Он отме­тил заслуги Советского Союза в борьбе за мир и напомнил, что на Генуэзской конференции Г. В. Чичерин первым под­нял вопрос о разоружении. На Западе Литва не имеет защит­ников, между тем Советская Россия не признала захвата Вильнюса  Желиговским  в 1920 году.

Лидер ляудининков П. Дайлиде отметил, что Советский Союз заинтересован в независимости Литвы и в случае опасности стал бы на ее защиту. В тяжело сложившейся для нее международной обстановке Литва искала помощи и на­шла ее  в  Москве.

Хотя хадеки в качестве «тяжелой артиллерии» против договора выставили бывшего премьера Бистраса, активней­шего демагога Амброзайтиса, договор был ратифицирован 45 голосами против  24.

Вскоре, 7 ноября 1926 года, мне довелось быть в пол­предстве Советского Союза на приеме по случаю девятой го­довщины Октябрьской революции. Здесь впервые встре­тился  с советскими и  другими дипломатами.

Естественно, что разговоры на приеме велись вокруг не­давней ратификации советсколитовского договора. Темой для разговоров был также съезд Союза добровольцев вой­ны за независимость. Дело в том, что хадеки и газета явно фашистского толка «Таутос валя» («Воля народа») открыто призывали добровольцев бороться против правительства. Характерным деятелем этой хадекскофашистской группы был уволенный из армии полковник ГригалюнасГловацкис. Теперь он призывал добровольцев организовать группы борьбы против врагов — не только коммунистов, но и прарительства и всех прогрессивных деятелей. ГригалюнасГловацкис пытался использовать съезд добровольцев и эту организацию как орудие для достижения своих целей. Однако он не был избран ни в президиум съезда, ни в прав­ление Союза добровольцев. Съезд также отклонил его пред­ложение превратить газету «Таутос валя» в орган союза. Более того, съезд осудил ГригалюнасаГловацкиса и прово­димую им фашистскую линию. Правительство Слежявичюса считало линию, занятую съездом добровольцев, своей важной победой.

Однако среди журналистов не все разделяли оптимизм правительственных кругов и усмотрели в результатах этого съезда зародыши серьезной опасности. Хотя откровенный фашист ГригалюнасГловацкис и его газета были осуждены, но избрание в правление Сметоны и его фашиствующего сторонника А. Слесорайтиса они считали симптомом усиле­ния реакции  в Союзе добровольцев.

На приеме много говорили об активности фашистских сил, о диктатуре Пилсудского, которая не дает спать коекому и в Литве, заражая желанием последовать ему, о слу­хах по поводу возможного установления монархии в Поль­ше и кандидатуре на польский трон князя Радзивилла, об очередном покушении на Муссолини, слух о котором,   повидимому, был распущен им самим с целью усилить свою популярность. Журналисты комментировали и происходив­шую в Советском Союзе борьбу против троцкистской оппо­зиции.

Компартия Литвы от имени левых профсоюзов органи­зовала легальный вечер, посвященный празднику Вели­кой Октябрьской социалистической революции. Там произ­носились речи о значении победы революции в России для трудящихся всего мира, о создании первого пролетарского государства, о дружеской политике Советского Союза по отношению к Литве. Говорилось и о необходимости легали­зовать Коммунистическую партию, как этого требуют прин­ципы демократии. Указывалось на усилившуюся угрозу фашизма. Острой критике подвергалась политика вождей социалдемократии, которые вместо поддержки идеи еди­ного фронта трудящихся применяют полицейские меры для усмирения рабочих.

Это мирное собрание рабочих вызвало возмущение среди буржуазии. Нервные дамочки, хадекские политики и разные обыватели не могли спокойно слышать о том, что гдето рабочим удалось свободно выразить свое мнение, что по Каунасу ходят большевики, которых они не могли пред­ставить в Литве иначе как под замком, в тюрьме.